Раатская дорога

    Прочитав несколько заслуживающих доверия источников о Зимней войне, в том числе финских (мемуары Паасикиви, Маннергейма) я понял, что без посещения мест событий Зимней войны в районе Суомусалми (о которых финны говорят как о безусловной победе на русскими дивизиями) не обойтись.

В мае 2012 года проехав по местам боев, посетил музей в Раате, который называется «Раатская дорога». В нем довольно интересная экспозиция, о части которой можно составить самостоятельное мнение – фото приведены далее.

      В музее (находящимся, кстати, в стороне от дороги, поэтому его ненароком можно проехать мимо) также предлагают буклеты и аудиоэкскурсию на нескольких языках, включая русский.

Русскоязычного гида-экскурсовода на момент посещения музея не было. Такой формат, к сожалению, не предполагал выяснения некоторых, весьма актуальных для меня и моих сопровождающих, вопросов по хронологии и деталям событий того интересного времени.

Тем не менее, фотоотчет о постоянной выставке-экспозиции в музее «Раатская дорога», на мой взгляд, сам по себе интересен для истории и современников. А текстовое пояснение, процитированное из мемуаров главнокомандующего финской армии (в период Зимней войны) Карла Густава Эмиля Маннергейма способствует лучшему пониманию исторических событий.
 

Русский текст (напечатанный в сокращении): Маннергейм К.Г. Мемуары. / Пер с финского П. Куйиала (часть 1), Б. Злобин (часть II). — М.: Вагриус, 1999.

Первоисточник: Mannerheim С. G. Muistelmat, 1-2. — Helsinki: Otava, 1951-52. — 544; 526 s.,1 osa 2. painos, 1953, 2 osa 2. painos, 1952.

Книга на сайте: http://militera.lib.ru/memo/other/mannerheim/index.html (ht;bv ljcnegf 12/01/2013)

Прелюдия к Раатской дороге: хронология боев под Суомусалми и Толвоярви*

На направлении Суомусалми двум колоннам противника удалось соединиться в этом селе, узловом пункте сети дорог этого района. Крайнюю озабоченность вызывало положение на направлении Суоярви-Лаймола, где позиции в Пиитсоноя были нами оставлены, — а новая линия обороны с огромными усилиями была организована в Коллая. Наступление противника на этот район обязательно необходимо было остановить, ибо, если Коллая падет, планируемый охват станет невозможным.

Первое активное контрмероприятие было осуществлено в ночь на 9 декабря (1939 г. – примечание А.П. Кашкарова), когда подполковник Паяри лично вывел партизанское подразделение в тыл противника и нанес русским существенное поражение. За этим последовали двое сравнительно спокойных суток, в течение которых группа полковника Талвелы смогла отдохнуть. Однако вскоре мы узнали, что противник перегруппировал войска в сторону северной оконечности озера, чего наша разведка не заметила. В ночь на 11 декабря батальон противника, пройдя через лес, вышел на единственную дорогу, по которой шло снабжение группы, и напал на обозы. Подполковник Паяри, случайно проезжавший мимо, быстро собрал подразделение из расположенных дальше образований и бесстрашно ударил по противнику. Одновременно две фронтовые роты атаковали со своего направления. Ближний [273] (ссылка к странице мемуаров, где он подробно описан – прим. А.П. Кашкарова) бой, проведенный в темноте ночи, закончился полным поражением врага. Остатки батальона противника, преследуемые нашими войсками, рассеялись в глухомани, а мороз завершил работу. Успех поднял боевой дух наших войск, и атаки противника, предпринятые на следующий день, были эффективно отражены.

С участка Иломантси, где боями руководил командир группы А полковник Экхольм, 10 декабря было также получено победное донесение. При попытке обойти наши позиции один батальон русских был окружен сам и уничтожен до последнего солдата. Это был первый в войне бой на уничтожение, за ним последовало еще много! Как это подействовало на боевой дух обороняющихся батальонов, сформированных из резервистов, вполне понятно.

 

     У полковника Талвелы, в распоряжении которого в этот момент было семь батальонов и четыре батареи, войска были полностью сосредоточены, и он решил перейти в наступление. Оно началось 12 декабря и оказалось для русских полной неожиданностью.

Насколько горячи были эти бои, показывают их результаты. Русские на этом ограниченном участке потеряли убитыми примерно тысячу солдат, несколько сот их оказались в плену, уничтожены были десятки танков, две артбатареи и множество другой техники. 14 декабря вся территория Толвоярви была освобождена, и началась новая фаза боев, которые велись уже в десяти [274] километрах от исходных позиций в суровой глухомани и завершились полным уничтожением остатков 139-й дивизии.

Однако путь в Яльгяярви еще не был открыт, поскольку в бой вступило новое соединение русских, 75-я дивизия.

По позициям и этой дивизии был нанесен фронтальный удар одновременно с обходом ее флангов, чего противник, не привыкший к действиям в лесной местности, отразить не смог. После жестоких боев, продолжавшихся несколько дней, 22 декабря мы овладели деревней Яглякюля, которую русские неимоверно быстро успели превратить в укрепленный пункт. Остатки 75-й дивизии наши войска преследовали до рубежа реки Айттойоки вблизи Суоярви, и там фронт стабилизировался до окончания всей войны.

 

Результат оказался блестящим. 139-я дивизия противника была выбита из игры, а брошенной ей на выручку 75-й дивизии нанесен серьезный урон. Почти 4000 убитых насчитали только по обочинам главной дороги, в плен было взято около 600 человек. Из военных трофеев следует назвать 59 танков, 31 орудие, 220 пулеметов и огромное количество боеприпасов. Но победа была достигнута тяжелой ценой. В связи с всевозрастающими потерями я серьезно подумывал о прекращении сражения, но согласился с просьбой командира группы довести его до конца. 30 процентов начальствующего состава и 25 процентов рядовых погибло, или было ранено в этих боях. Потери в районе Толвоярви оказались, таким образом, самыми большими во время этой военной кампании.

Семь уставших батальонов совершили великое дело: разбили две упорно сражавшиеся дивизии и отбросили их на 40 километров назад в течение десятидневных непрерывных боев. Задача, казавшаяся сверхчеловеческой, была выполнена благодаря воле и личному примеру двух командиров, а также упорству и необыкновенной жертвенности войск. То, что полковнику Талвеле присвоили звание генерал-майора, а подполковнику Паяри звание полковника, было заслуженной наградой.

В то время как бои под Толвоярви еще продолжались, севернее Суомуссалми в дикой глухой местности началось сражение, которое можно сравнить с боями за Толвоярви.

Ход боев *

В начале войны противник двумя полками перешел восточную границу в районе лесной деревни Юнтусранта. На этом направлении русские построили новую дорогу, о чем мы не знали. Третий полк двигался по дороге Раате-Суомуссалми. Следовательно, целая дивизия шла в атаку на дислоцированный здесь батальон резерва и посланный ему на помощь еще один батальон, сформированный из необученных солдат. Бои велись слишком не равными силами, и 7 декабря две колонны противника, как уже было сказано, соединились в селе. Дорога на запад оказалась открытой. Наши войска заняли позиции по южной окраине села позади небольшого узкого водоема, лед на котором еще не настолько окреп, чтобы выдерживать танки. Оборона выдержала, и атаку противника мы отразили.

Одновременно с отдачей приказа о переброске 27-го пехотного полка из состава 9-й дивизии в район Суомуссалми я назначил руководить операцией в полосе Суомуссалми командира дивизии полковника Сииласвуо. Батальоны, сражавшиеся там, передали в его подчинение.

Если неожиданностью для нас оказались дороги противника, то и у нас были пути, о которых он явно не имел представления. [276]**

Недавно были уложены рельсы на железнодорожной ветке Контиомяки-Тайвалкоски до населенного пункта Хюрюнсалми, что дало возможность перебросить пополнения и выгрузить их из вагонов в районе 40 километров южнее Суомуссалми. Однако начало не предвещало ничего хорошего: первый поезд столкнулся с товарными вагонами, и движение по всей дороге Оулу-Контиомяки было прервано на несколько недель. Но именно благодаря существованию этой дороги полковник Сииласвуо уже 11 декабря смог предпринять необходимые контрмеры.

Оставив на линии обороны по южной окраине села под прикрытием замерзшего озера одни лишь пулеметы, полковник Сииласвуо в указанный выше день неожиданным ударом перерезал дорогу противника, ведущую в Раате. Основная часть войск после этого начала выдвижение на запад в сторону села, и только отряд в составе двух рот действовал в качестве прикрытия на перешейке между озерами Куйвасярви и Куомасярви. Одновременно небольшие силы перерезали и коммуникации противника, идущие на север. Уже вечером того же дня в наших руках оказалось 5 километров дороги в Раате и окружающая местность.

 

На следующий день наши войска продолжили наступление в направлении Суомуссалми. Вечером вошли в село, где противник, поддерживаемый артиллерией и танками, упорно удерживал свои позиции. Мороз достигал 40 градусов. В последующие сутки бой за развалины села продолжался с неослабевающей жестокостью. Поскольку наши вынуждены были атаковать противника, зарывшегося в землю, без артподготовки, потери оказались чувствительными.

После пятидневных не прекращавшихся ни на минуту боев 15 декабря большая часть села была освобождена. Основная часть сил 163-й дивизии попала в окружение в самом селе, а остатки — в Хилконниеми, западнее его.

 

Одновременно с дороги Раате было получено вызывающее беспокойство донесение: на подходе передовые части новой русской дивизии. Первые атаки их на те две роты, которые перекрывали тыл группировки, оборонявшейся в селе, правда, были отбиты, но как сможет слабый выдержать длительное время нажим целой дивизией? Невероятно, но так случилось.

44-я моторизованная дивизия, входившая в состав Московского военного округа, сама себя загнала в пробку, и [277**] длинная колонна не смогла развернуть свои превосходящие силы.

Примечание А.П. Кашкарова: На представленных ниже фото - памятник в виде кладбища из камней, символизирующих количество погибших солдат с обеих противоборствующих сторон и памятник - колокола над этим "кладбищем".

 

 
 

    Как только в Ставку поступили сведения о том, что в дело вмешалась новая дивизия, я отдал приказ о спешном формировании новых подразделений и о переброске их в район Суомуссалми. 16 декабря полковник Сииласвуо получил одну батарею, 18-го — вторую, а 20-го — две противотанковые пушки. В Рождество прибыло пополнение в составе пяти батальонов. В одиннадцать часов в ночь под Рождество окруженная 163-я дивизия снова пошла в атаку, а 44-я дивизия одновременно нажимала с востока. В течение двух суток наши войска, измотанные двухнедельными упорными боями с превосходящими силами противника, отражали атакующие действия, поддержанные бомбардировщиками и истребителями. А в это время вновь прибывшие резервы выходили на исходные рубежи для атаки на село.

    Наступление началось 27 декабря со всех направлений. После упорного боя, длившегося сутки, оборона была сломлена, и противник побежал, преследуемый нами, через лед озера Киантаярви на север в направлении Юнтусранта. Озеро Киантаярви все же было таким широким, что воспрепятствовать отходу мы смогли лишь в малой степени — главным образом, огнем пехоты, а обе артиллерийские батареи были задействованы для обстрела окруженной в Хилконниеми западной группы 163-й дивизии, которая составляла почти одну треть этого соединения. Сопротивление этой группы было сломлено 30 декабря. На месте остались убитыми 5000 солдат противника, около 500 человек были взяты в плен. Трофеи были весьма значительными: 27 орудий, 11 танков, 150 грузовых автомобилей, 250 лошадей, огромное количество оружия пехоты и боеприпасов. Хорошая добавка к запасам плохо снаряженного победителя.

Гибель русских дивизий*

    Сейчас настала очередь 44-й дивизии, главные силы которой удерживали в своих руках примерно восьмикилометровый участок дороги Раате.

    Остаток дороги до границы протяженностью 25 километров охраняли небольшие подразделения, и по ней патрулировали танки. Дивизия укрепилась со всех сторон для отражения ударов, которые партизанские отряды наносили ей днем и ночью. Полковник Сииласвуо разделил свои измотанные части на несколько боевых групп и наносил ими удар за ударом по флангам 44-й дивизии, перекрывая одновременно [278**] ей пути отхода на восток

     Длинная колонна во многих местах была разбита на отдельные куски, которые затем уничтожали в боях, в которых русские сражались с необыкновенным упорством до конца. Лишь небольшой части противника удалось вырваться из окружения и найти себе спасение за границей. Военные трофеи были огромны: 70 различных орудий, 43 танка, 270 автомашин и тракторов, 300 стволов автоматического оружия, 6000 винтовок, 32 полевые кухни и 1170 лошадей.

Подсчитать точное число убитых оказалось невозможным, ибо снег укрыл и их, и замерзших насмерть. 1300 человек были взяты в плен.

     Победа под Суомуссалми также явилась результатом смелого и целеустремленного руководства войсками, упорного сопротивления войск и умелого использования местности и природных условий. Несмотря на огромное превосходство противника в силах и мороз, иногда опускавшийся до 46 градусов, финский солдат и здесь невозможное сделал возможным, командир полковник Сииласвуо заслужил генеральское звание.

    Осторожные и пассивные действия 44-й дивизии все время, пока 163-я дивизия билась не на жизнь, а на смерть на расстоянии всего лишь нескольких миль, казались весьма странными. Правда, ее главные силы успели подойти к передовым частям лишь 27 декабря, но с 15 декабря дивизия должна была бы действовать активнее, для того чтобы пробиться на помощь 163-й дивизии.

   

До конца войны противник на этом участке так и не смог предпринять наступательных действий. Ему после поражения пришлось отказаться от мысли о «молниеносной войне» с целью разрезать территорию Финляндии пополам, в связи с чем часть наших войск мы постепенно смогли перебросить на другие участки для выполнения иных задач.

   Бои под Толвоярви и Суомуссалми здесь описаны так подробно потому, что они в тактическом смысле стали наиболее значительными событиями войны, а также потому, что они сыграли решающую роль в поднятии прочности народного духа. Помимо этого, они нагляднее всего прочего нарисовали реальную картину тех безжалостных условий, в которых велась Зимняя война.

    В течение декабря боевые действия обратились в нашу пользу и на других направлениях восточного фронта. На севере в районе Петсамо противник был остановлен близ озера [279**] Хёюхенярви в ста километрах от Северного Ледовитого океана: там один батальон противостоял дивизии. Благодаря арктической зиме и протяженным расстояниям наши войска, несмотря на превосходство противника в силах, смогли выстоять, особенно после того, как угроза дороге в Петсамо со стороны населенного пункта Салла была ликвидирована. Полк русских, усиленный танками и одним разведбатальоном, входивший в состав одной из дивизий, захвативших село Салла, наступал через Савукоски на деревню Пелькосенниеми. Если бы русским удалось захватить ее, они могли бы нанести удар через Кеми в тыл наших войск, оборонявшихся в районе Курсу, и угрожать дороге, ведущей в Петсамо. Оборону Пелькосенниеми вела одна-единственная рота, которой в подкрепление сначала был направлен один батальон, сформированный из резервистов. При нападении превосходящих сил ему в помощь выслали недостаточно вооруженный полк, который вступил в бой 18 декабря и, предприняв маневр на окружение, разрешил ситуацию. Противник, охваченный паникой, бежал, оставив нам многочисленные трофеи: в том числе 10 танков, 40 грузовиков, вооружение и снаряжение. Только в районе Салла он снова закрепился и оказал сопротивление.

Победа под Пелькосенниеми явилась довольно важной для обороны всей Лапландии. Мы смогли сейчас перебросить войска на направление озера Кемиярви, где два полка связывали до конца войны действия двух дивизий.

 

     На более южных участках положение также стабилизировалось. Подкрепления успели остановить восточнее села Кухмо 54-ю дивизию, которая выдвигалась из Репола. Второй колонне противника, перед которой была поставлена задача, выйдя из района Лиекса, перерезать в нескольких местах проходящую всего на расстоянии 30 километров железнодорожную ветку Иоэнсу-Контиомяки, также не дали осуществить задуманное. На прибрежном участке Ладожского озера двум дивизиям, продвинувшимся через Салми и Уома, удалось соединиться в Кителя, но все попытки прорвать оборону на участке между Ладогой и озером Сюскярви успеха не принесли. Самым беспокойным было положение в Коллая в районе железной дороги на Суоярви, где четыре батальона, слабо поддерживаемые артиллерией, сражались против двух дивизий. К Рождеству деятельность противника несколько ослабла. Обильные снегопады затрудняли перевозки и ограничивали [280**] тактическую маневренность русских, слабо владевших лыжами. Зима, наконец, превратилась в нашего союзника на всем огромном восточном фронте.

 

Интересно, что глава «Зимняя война» в мемуарах К.Г. Маннергейма (русский перевод: http://militera.lib.ru/memo/other/mannerheim/10.html) заметно отличается в изложении хронологии событий и естественно оценочных суждений от А.Б. Широкорада «Северные войны России» и др. Близкое к реалиям изложение событий я встречал лишь у известного писателя и исследователя «финской темы» Баира Иринчеева в его книге (со странным названием) «Оболганная победа Сталина».

 

*- далее цитаты из Маннергейм К.Г. Мемуары. / Пер с финского П. Куйиала (часть 1), Б. Злобин (часть II). — М.: Вагриус, 1999.

 

** - ссылка к подробностям событий - на страницы переведенной на русский книги Мемуары (К.Г. Маннергейма – выходные данные см. выше).

 

Все приведенные фото защищены законом об авторском праве; копировать их можно только с обязательной ссылкой на первоисточник.

 
Comments