Туристофобия и финны

Туристофобия и финны

Когда неслучайно говорят о пресыщении туристами, подразумевают, что туристофобия – устойчивое раздражение и негатив в отношении людей, приехавший из-за рубежа. У этого явления нет привязки к конкретной стране, оно существует в различных уголках мира. Когда местные подустали от вторжения туристов в свою жизнь, но не хотят подумать о том, как изменить ситуацию, как сделать «из лимона – лимонад». Эта статья родилась после недавнего турне по Европе. В разных странах градус накала неприятия «чужаков» различен, но есть и общие черты, особенно это касается причин, следствий и перспектив явления. Особо приятно отметить в этом смысле финнов, потому, что толерантность у них высока, намного выше, чем, скажем в Испании. Разумеется, о столь важной теме следует говорить с определенными оговорками и очень аккуратно. К примеру, отношения к туристам неодинаково не только в разных странах, но и в разных регионах одной страны. В Лапландии люди чувствуют иначе, чем в регионе Южной Карелии, где, к слову, русских туристов традиционно много – рядом граница и крупные российские города Санкт-Петербург и Петрозаводск. Жителей Каяани и Кухмо, на мой взгляд, можно представить себе по общению более холодными, чем тех, кто украшает собой Вилманстранд или Иматра. Но есть и другая сторона медали. На юге Финляндии привыкли к приграничному сотрудничеству, туризму и шопингу «на один день», здесь трудно местных чем-то удивить. Когда водитель-иностранец останавливает свое авто посреди дороги, загораживая ее другим участникам движения, только лишь затем, чтобы взять с обочины подругу, вышедшую из магазина, жители Иматра и Лаппеенрата вовсю будут сигналить, не понимая и не принимая такие нарушения правил дорожного движения и, по сути, неуважение к другим. В Каяани же, русских туристов в разы меньше, так как удаленность от границы больше, и последние еще не успели составить своими поступками монумент знания о типичном русском. Здесь от туристов еще не устали, и подчас даже рады. Понятно также, что разное отношение может быть у людей разного образа жизни и профессиональных занятий. В сфере обслуживания, к примеру, рады туристам почти везде, так именно приезжие, особенно в небольших финских муниципалитетах, позволяют торговым людям заработать на жизнь. И речь идет не только о сувенирной продукции. Разное отношение может наблюдать турист в зависимости от опыта местного гражданина. Так молодые люди менее контактны для русского туриста, подчас они даже не соблюдают желательных норм приличия. Но это проблема не финская, и не гендерная, а проблема возраста и поколения – она во всем мире актуальна. В том числе и в России. Наиболее приятно разговаривать, получать ответ на вопрос от местных граждан среднего и пожилого возраста. Конечно, есть исключения и в этой возрастной группе, но если говорить о типичных случаях, то они справедливы. Ну, а если в летний период времени, так называемый высокий туристический сезон, в приграничных с Россией регионах, особенно на юге, юго-востоке, можно русскую речь слышать повсеместно, то гостям страны надо с пониманием относиться и к тому, что такое положение дел может не приводить в восторг местных финнов. Но это, что называется, наблюдения. А о причинах явления и методах совершенствования ситуации поговорим далее.

Наиболее благоприятная в толерантности к туристам картина наблюдается там, где высока роль граждан в создании образа своей страны, вовлеченность местных в этой образ ради единой цели. И наоборот: туристофобия актуальна там, где местные власти не заботятся о будущем, где нет концепции, при которой местное население было бы задействовано в стратегии привлечения туристов. Если местные жители имеют цель и видят, что туристы приносят прибыль непосредственно им, то критичных случаев непонимания бывает немного. Необходимо, что люди со всех сторон изменили свое отношение к происходящему. Казалось бы, тема борьбы с эгоизмом личности и эгоизмом, возведенным в степень культурной политики (или отсутствия таковой) не нова. Но как она до сих пор актуальна. Пока люди не чувствуют соседа, не думают о нем, о его интересах, они будут провоцировать туристофобию и другие нежелательные последствия общения. Ведь когда нет социального опыта, ему не прикажешь быть. Создание такого опыта – это работа. Работа каждого над собой, в первую очередь. Но недостаточно просто рассказать «в чем дело» и даже указать путь к улучшению или сохранению ситуации, необходимо, чтобы люди сами захотели это сделать. Как? Произойдет это тогда, когда люди смогут извлекать из ситуации видимую выгоду. Круг замкнулся, и мы вернулись к тому же мотивационному инструменты вовлеченности граждан страны в создания привлекательного имиджа своей страны, получении прибыли от въездного туризма.

Нехорошо, когда слишком много туристов посещают одни и те же места. Цены на жилье растут, дороги забивают арендованные и личные автомобили. Плохо и то, что нашествие туристов отражается на природе, которая в Финляндии охраняется основным законом. Бывает, что животные чувствуют себя некомфортно, гибнут растения. Поэтому вносимые туристами экологические изменения в повседневную жизнь местных сообществ влекут за собой и социальные проблемы коммуникации, ухудшение качества жизни. А кому это надо? Вот люди и протестуют. Вина может лежать и на организации туристического обслуживания, на местных чиновниках, которые манкируют интересами своих граждан и озабочены лишь тем, как заработать на туристах в бюджет как можно больше. Чиновники очень похожи по своим действиям в разных странах. Мне даже представляется, что у них один папа и одна заготовка.

Очень рад, что в любимой Финляндии дела с туристофобией, в целом, не критичны. На опыте поездок по Европе скажу, что на Мальте почти 80% местных терпеть не могут туристов и грубят им. Примерно так же критично обстоит дело в Барселоне, Венеции, Гонконге, Нью-Йорке. Где-то в конце первой десятки этого произвольного списка, к сожалению, находится Москва. Попытка спросить в столице у местного жителя «как пройди к гостинице Космос» вызвала каскад гримас и молчаливое указание пальцем. Затем гражданка почтенного, кстати, возраста поспешила по своим делам. Когда я прошел по указанному направлению километра два, то после очередного опроса оказалось, что отель совсем в другой стороне. «Гугл вам в помощь», - так думают местные не только в Москве. Повсеместно разорваны социальные связи, относительно времен еще 20-летней давности, когда проблемы туристофобии не было.

Борются с явлением по-разному. Создаются даже общественные организации вроде «Гражданское участие против туризмофобии». Однако, зная корень проблемы, ее причины, можно, при желании, найти и решение. У финнов это получается.

Андрей Кашкаров

Comments