Писатели-финны о стране Suomi

В этой жизни самое важное дело- смерть, да и она не так уж важна (финская народная мудрость)

«… Нет, определенно, Финляндия – полицейское государство, а уровень социального обеспечения сравним разве что с каменным веком». (5, 55)

 

«В этой полицейской Финляндии столько пропадает талантов просто потому, что одаренных людей преследуют за то, что они отказываются ограничивать себя нелепыми и бессмысленными законами». (5, 163)

 

«Самый страшный враг финнов – безнадежность, грусть, она же беспричинная бездонная апатия. Меланхолия витает над несчастным народом, тысячи лет держит его в подчинении, поэтому душа его мрачна и серьезна. Власть ее так сильна, что многие финны начинают видеть в смерти вое единственное спасение. Черная меланхолия более жестокий и беспощадный враг, чем даже Советская власть». (6, 9)

 

«Только в Финляндии каждый год совершается тысяча пятьсот самоубийств, и в десять раз больше народу планируют покончить с жизнью». (6, 24)

 

Моим соотечественникам может быть интересна финская традиция бутылочной почты.

«Это старый проверенный способ связи. Кто-то когда-то впервые сделал это по ошибке… бутылка прибыла хмельным августовским утром и была спасена… В прежние годы бутылки появлялись у берега гораздо чаще. Эта традиция потихоньку распространилась по всем берегам озера. Но об этом не говорят, это тайна летних обитателей Хумалаярви» (Хумалаярви - «пьяное озеро»- пер. А. Кашкарова). (6, 33)

 

«Похьянмаа, впрочем, тоже была представлена слабо. Это в свою очередь могло означать, что там самоубийств совершается меньше, чем в других районах. И немудрено, ведь там самоубийство рассматривается как предательство сего деревенского сообщества (37)

Похьянмаа – северный район Финляндии. Считается, что люди из Похьянмаа любят выпить и помахать кулаками. Оттуда пошли и известные финские ножи, «финки». (6, 125)

 

«В Финляндии фермеры обязаны ежегодно сообщать о количестве рогатого скота, которым они располагают». (6, 103)

 

«Финское общество крепко, как железо, а Финляндия – слишком холодное государство, чтобы там жить. Финны относятся друг к другу жестоко и завистливо. Скупость их общая черта, деньги безнадежно и страстно влекут их к себе. Финны недоброжелательны и мрачны. Если они и смеются, то их веселье имеет характер злорадства. Много в Финляндии предателей, шулеров, обманщиков. Богатые притесняют бедных, заставляя их платить целое состояние за аренду, душат огромными процентами. Бедняки бунтуют и ломают имущество, да и детей воспитывают не лучшим образом: они гроза всей страны, портят дома и вещи, поезда и машины. Бьют вдребезги окна, блюют, и справляют нужду в лифтах» (6 139)

 

«Мы воевали на многих фронтах, но никогда раньше не видели таких борцов за жизнь, как самоубийцы». Известный в Финляндии приказ главнокомандующего Маннергейма. Но полковник промолчал. В минуту смерти не до красивых фраз. (6, 154)

 

«Если бы сюда приехала хотя бы тысяча финнов, они бы за один день покрыли надписями все достопримечательности дороги Романтики, а прекрасные постройки – резные беседки, церковные ограды, виноградные прессы – разрушили до основания». (6, 184)

 

«На смерть шли те, кто спал под сенью умирающих елей и питался мертвой черной корюшкой. У местного землевладельца за хорошую цену купили сухую ель для костра – финны не вырубают чужие леса».(6, 186)

 

«Перед ним возникает скалистый берег, мыс или остров. Человек сбрасывает лыжи и, держа их под мышкой, карабкается вверх. Сначала не видно ничего, но вскоре глаз начинает различать лес, березы, ели и могучие сосны. Человек прислонился к сосне и оглядывается. Вдалеке слышен лай лисицы. Лес глухо шумит над его головой. Теперь он в безопасности. Лыжник сломал несколько сухих сосновых веток и развел в расщелине скалы небольшой костер. Он греет над пламенем руки, отирает со лба пот – и вот из-за туч снова выходит луна. Позади него – серебристая гладь озера. Звезды сияют ярче прежнего, страх отступил. Человек подбросил в костер еще веток, языки пламени задрожали в морозной ночи, искры разлетелись в разные стороны, словно маленькие метеоры. Он достает из кармана бутерброд, откусывает большой кусок и думает, что жизнь все-таки прекрасна, ослепительна, проста и что жить, безусловно, стоит. Он пристально смотрит на пламя, ласкает взглядом его языки. Так делают финны уже много тысяч лет. Совсем как эти самоубийцы здесь, у костра в Шварцвальде, далеко от дома. Эти люди много страдали и слишком рано утратили способность наслаждаться красотой жизни» (6, 188)

 

«… чрезмерная реклама ведет к депрессии, и как следствие, каждый год убивает в Финляндии, по крайней мере, человек пятьсот…»(6, 200)

 

«Человек на допросе – как репчатый лук, а допрашивать – все равно, что чистить лук. Очистишь от лжи, появится белая правда, здоровая и вкусная сущность. Но глаза допрашивающего всегда в слезах… Такова жизнь. В конце концов, этот лук режут на кусочки и жарят в масле». (6, 232)

 

«По закону в Швейцарии запрещены массовые самоубийства. Полковник Кемпайнен поблагодарил представителей кантона за их заботу, но добавил, что у финнов нет привычки принимать советы от незнакомых людей, тем более в таком важном деле».

«…Полковник поблагодарил делегацию за предупреждение, но не обещал откликнуться на их призыв. Он сказал, что финны – народ упрямый и всегда осуществляют то, что задумали. На упертых финнов невозможно повлиять. Финляндия – суверенное государство и у его граждан есть конституционное право самим решать, что и где им делать». (6, 216)

 

В 2011 году ИД Флюид выпустил книгу финской журналистки Анны-Леены Лаурен «У них что-то головой, у этих русских». Давайте посмотрим, как видится Россия с финского берега. Полагал бы правильным предупредить неискушенного читателя, что мнение финского автора приводится здесь мною без каких-либо намеков или связей. Это мнение финской журналистки о самых разных сферах жизни в России, к тому же уже растиражированное ИД «Флюид» на всю «матушку». Для просмотра выдержек переходите к следующей странице: Финские писатели о России.

Comments