Этот странный финский юмор…

Со смертью можно играть, с жизнью – нет. Так будем жить! Аарто Паасилинна

Аарто Паасилинна

«Чем старше баба, тем она хитрее и наглее. Линнеа Раваска была самым ярким примером такой подлой старой бабы».(5, 54)

 

«Розы- цветы красивых женщин, розы приносят на могилы шлюх». (5, 123)

 

«Удрученные и охваченные жаждой мести, они основали адское братство и стали дожидаться смерти полковницы Линнеи Раваски и возможной новой встречи в аду. Они от всего сердца молились, чтобы Линнее не удалось проскользнуть в рай и избежать их мести. Молитвы негодяев были услышаны. С свое время полковница Линнеа Раваска также оказалась в преисподней – как это рано или поздно случается со всеми представителями финской нации, ушедшими из жизни». (5, 191)

 

«Дама - она и в аду дама». (5, 191)

 

«Финская армия не умеет плавать, он «марширует» по дну на животе» - финская пословица (6, 83)

 

«… три молоденькие женщины повесились на коньковом брусе деревенской мельницы или колокольни, лица синие, чулки в гармошку…». (6, 190)

 

«У некоего Сухонена, владельца огромного дома где-то в Нурмесе, был только один наследник, и тот, к сожалению, дочка. Девица была худощава и не то, чтоб очень красива: кривые ноги и вспыльчивый характер, как у многих дочерей богатых отцов. Кандидатов в мужья она прогоняла одного за другим, пока в конце пятидесятых какому-то бродяге не удалось ее совратить». (6, 144)

Кари Хотакайнен

Обратимся теперь к отрывку из текстов Кари Хотакайнена, автора нескольких поэтических сборников, романов и книг для детей. Самые известные из его прозы - «Классика» (1997), «Сердечные приступы, или как снимали «Крестного отца» (1999), «Улица окопная» (2002):

«удивленная студия оставила Картио томиться в ожидании. Его брюхо изрыгало зловещие пророчества, куриный пирожок был жив и искал свободные маршруты, но желудок являл собой заплесневелые джунгли, плутая в которых бедный пирожок безуспешно искал вход в кишечник».

В писательской позиции Хотакайнена – без сомнения мастера художественного слова - мужественность и «финскость» – ключевые моменты. Прав был А. И. Солженицын в Нобелевской лекции: «Убедительность истинно художественного произведения совершенно неопровержима и подчиняет себе даже противящееся сердце. Политическую речь, напористую публицистику, программу социальной жизни, философскую систему можно по видимости построить гладко, стройно и на ошибке, и на лжи; и что скрыто и что искажено – увидится не сразу…. Произведение же художественное свою проверку несет само в себе: концепции придуманные, натянутые не выдерживают испытания на образах: разваливаются и те, и другие, оказываются хилы, бледны, никого не убеждают. Произведения же зачерпнувшие истины и представившие нам ее сгущено-живой, захватывают нас, приобщают к себе властно, - и никто, никогда, даже через века, не явится их опровергать (7, 137-138).

 Даниэль Кац

«Недостаточная информированность при первом контакте, - размышлял про себя социолог, случайно оказавшийся на месте действия, - может привести кумуляции девиаций ожидания, которые, согласно, гипотезе двух фаз, не могут беспрепятственно возникать в результате общего развития системы намеков и которые на основании динамики групп не могут быть сформированы внешними, объективными критериями». (1,40)

 

«Князь курский, который участвовал в походе Петра Великого в Прибалтику, тоже два года не был дома, - с горечью начал социал-демократ, - но все же сумел, походя заскочить домой переспать с женой. Только жене-то что за радость? Пора у нее была такая, что понести от него она не могла. Князь Курский этого не знал, и жена знала, что Курский не знает. Курский снова отправился на войну, а жена, пользуясь тем, что муж далеко, принялась гулять напропалую с молодыми дворянами и торговцами пушниной, ведь если что, беременность, считай, уже узаконена. Имеется доказательство ее невиновности. Но вот жена не знала, что в одном сражении с Карлом XII в Ливонии князь отморозил шулятки, и больше не мог зачинать детей. Иначе говоря, трахать мог, а иметь детей не мог. Несдобровать бы его жене, если б какой-нибудь юнец кадет или молодой купец заделал ей ребенка. К счастью этого не произошло. Князь курский никогда этого не узнал, а жена не узнала, что ей грозило. Таким образом, никто ничего никому обо всем этом не рассказал, да и вообще неизвестно, откуда пошла эта история, - чуть-чуть конфузясь, закончил солдат». (1, 42)

 

«И все же иногда пробовал шутить, ибо по натуре был оптимистом. Должны же ребята выместить на ком-то свою агрессивность. Быть может, таким путем человечество предотвращало войны. Однако, мало-помалу семена возмущения прорастали и в его сердце, и он думал: «вот вырасту, черт подери, таким же большим как отец, тогда и возьму их в оборот, и все калмыки полягут, как трава, а украинцев и прочих отлуплю поленом…». (1, 23)

 

«Я не раз оплакивал трех волков-горемык, которые плохо кончили. Один был слепой, другой глухой, третий и слепой и глухой, и в придачу хромой. Шли они по дороге, голодные, и никто их не жалел. И вот слепой и глухой решили съесть слепого-глухого-хромого, потому, что ничего другого им не оставалось. Съели они и пошли дальше голодные. Затем глухой отъел зад у слепого, и, голодный, пошел дальше. Ушел он недалеко: его настигла пуля охотника, поскольку он по глухоте не услышал выстрела, да и чутьем, надо полагать, оскудел…» (1, 116)

 

 

Comments