Авиация Советского Союза в Зимней войне – финский взгляд

Финский историк, автор книги «ВВС РККА на финской войне» Карл-Фредрик Геуст 16 апреля 2015 года выступил с лекцией на тему: «ВВС Советского Союза в Зимней войне – финский взгляд». Выступление состоялось в актовом зале Генерального Консульства Финляндии, Санкт-Петербург, Преображенская пл., 4.

Suomalainen historioitsija ja kirjailija Carl-Fredrik Geust luennoi aiheesta: «Neuvostoliiton ilmavoimat talvisodassa - suomalainen näkemys».

Дипломированный инженер, доктор технических наук, специалист по истории авиации Карл Геуст достаточно долго жил и работал в России (почти 20 лет представлял в России концерн «Nokia», затем был представителем от Евросоюза), поэтому его лекция прошла без синхронного перевода, он презентовал свое творчество по-русски. Соавтором книги считается историк, коллекционер военной техники Геннадий Федорович Петров.

Итак, теоретики советской военной машины перед Зимней войной полагали, что войну выигрывают бомбардировщики и танки. Со стороны СССР в войне участвовали следующие модели самолетов: СБ (средний бомбардировщик), истребители И-15, И-16, И-153 с мотором М-02, самолет-разведчик Р-5, бомбардировщик дальнего действия ДБ-3 и тяжелый бомбардировщик ТБ-3, Автожир – АЖ-7. В начале военной кампании на самолетах были белой краской намалеваны лозунги «Свободу угнетенным» (и другие), но уже к середине декабря 1939 года лозунги закрасили (и сняли).

                                                              Карл-Фредрик Геуст

рассказал и о том, как один из героев-авиаторов финн Jorma Sarvanto 6 января 1940 года в небе над Финляндией сбил 6 русских самолетов (ДБ-3), что было доподлинно подтверждено – по указанным на карте целям эти машины были найдены на земле в радиусе почти 80 километров. Карл Геуст также сообщил, что у финских летчиков-истребителей были инструкции «не воевать против советских истребителей»; этим объясняется то, что финны в небе нередко уклонялись от прямых боестолкновений. Приказ (инструкции) основывался на малочисленности финского военного авиапарка и бережном отношении к людям и материальной части армии. В противовес этому в СССР считалось, что финны просто трусят. Однако, если принять во внимание не распропагандированные в СССР, а финские данные о потерях боевой техники и личного состава СССР и Финляндии в «той войне незнаменитой»(по меткому выражению ее участника – поэта А. Твардовского), то оказывается, что мы, как традиционно заведено, не жалели ни людей, ни техники, и угробили массу и того и другого. Финнам же удалось выйти из кампании с минимальными потерями.

К.- Ф. Геуст высказал главную, на мой взгляд, мысль (и она рефреном проходила сквозь всю презентацию) о том, «в памяти финского народа Зимняя война столь же велика по значению, как и Великая отечественная война для русского народа».

Докладчик в подробностях рассказ о первой бомбардировке Хельсинки 30.11.1939 года и о последующем за ней массовом авиационном налете на Хельсинки и другие города Финляндии 1 декабря 19139 года. В эти дни авиаудар был нацелен, в частности, на морской порт в Хельсинки, но по ошибке пилотов сильно пострадали здания Политехнического университета, который был расположен вблизи порта. Один из финских политических аналитиков-историков высказал впоследствии разумную мысль: нельзя строить университеты рядом с портами. Один самолет первого декабря был сбит. Если говорить об общей статистике боевых и не боевых потерь советских и финских военных авиаторов, то с учетом приведенной К.-Ф. Геустом таблице и его уточняющим комментариям к ней, становится ясно, что более 70 % потерь самолетов у СССР происходили по техническим причинам, авариях в воздухе или при взлетах-посадках, а не в связи с «отличной стрельбой» финских защитников.

Приведенные К. Геустом данные: 47% потерь летного парка СССР, действующего на территории Финляндии – не боевая аварийность в связи с различными причинами. Ресурс моторов советских самолетов всего 57 моточасов и еще 22 часа – после ремонта двигателя, то есть – в последнем случае – ресурс такого самолета с момента запуска двигателя менее одних суток непрерывной работы. Поэтому приведенные данные о не боевых потерях вполне могут быть близкими к истине. Докладчиком отмечены такие особенности (детали) того периода, как слабая штурманская подготовка советских военных авиаторов (как частный случай - разбомбили университет вместо порта), которые не могли найти нужной цели, и по словам К. Геуста «чтобы не везти бомбы обратно бомбили уже то, что попадалось по пути». Авиаполки в СССР накануне Зимней войны были укомплектованы на 2/3, не хватало личного состава для обслуживания техники. Финский историк приводит данные о том, что бомбы помогали готовить и подвешивать к самолетам жены командного состава воинских частей. Не было инженеров по вооружению авиаполков не потому, что некому было ими быть, а в связи с массовыми репрессиями в военной среде СССР накануне кампании. Когда эту таблицу увидел я, то, признаюсь, первая мысль была такой: как огромное (судя по таблице) количество советских самолетов разных типов могло быть дислоцировано на относительно небольшом по площади Карельском перешейке. С учетом дислокации вблизи границ с Финляндией нескольких тысяч крылатых машин и служб аэродромного обеспечения, ими можно было заполнить буквально все поля и леса этой территории. Когда настало время для вопросов, я спросил докладчика об этом прямо, и услышал подтверждающий ответ. Действительно все эти русские самолеты, по его версии, были дислоцированы вблизи Финляндии, почти на границе, аэродромы находились на всем Карельском перешейке, часто самолеты дислоцировались прямо на льду озер и рек. Были случаи аварий из-за скользкого покрытия. В то время, как я полагал, что в таблице указана общая численность авиации СССР по состоянию на конец 1939 года, Карл Геуст опроверг мои предположения. Оказывается, по его мнению, и он это подчеркнул только на Финляндию действовали в то время более 3000 самолетов ВВС РККА. Если предположить правоту слов уважаемого лектора, то при частых или одновременных вылетах всей этой армады со штатным боекомплектом от его страны вряд ли что-то осталось бы.

Тем не менее, для спора не было убедительных аргументов и мы, слушатели, признали априори правоту версии автора книги «ВВС РККА на финской войне. Финский взгляд», тем более, что уточнение «финский взгляд» вполне отражает и взгляд на проблему самого докладчика.

Финский историк отметил, что было безусловно новым со стороны СССР в этой кампании. Это применение временных аэродромов. Самолеты располагали практически без маскировки на замерзших озерах и реках. Так известны (приведены данные аэрофотосъемки финского самолета-разведчика) временные аэродромы на озере Суоярви (Карельский перешеек), база тяжелых бомбардировщиков ТБ-3 в Лодейном поле, там 18 января 1940 года столкнулись сразу 6 бомбардировщиков на льду, 29 января один ДБ-3 сделал вынужденную посадку в Финляндии и впоследствии был использован финнами как боевая единица. Свои и трофейные самолеты финны маркировали свастикой еще в то время.

Кроме прочего, оказалось, что среди русских летчиков, попавших в плен и оставшихся на территории Финляндии, как говорили – по собственной воле – оказались удивительные личности (Ключарский, И. Вахромеев – последний стал автором авторитетного финско-русского словаря). Такие люди есть всегда и везде. Два летчика – героя СССР – Бычков и Антилевский также на слуху: первый затем долго жил в Финляндии, а второй еще и служил в Русской освободительной армии под командованием генерала Власова.

Финны создали специальные отметки на картах, где во время Зимней войны обозначали все авиаудары русский авиации, количество сброшенных бомб, раненых и убитых военных и мирных жителей.  Только в первую бомбежку в Хельсинки погибли около 100 человек. Что касается бомб, которые сбрасывались на территории Финляндии русскими летчиками, то Г.-Ф. Геуст предметно – с фотоиллюстрациями – помог разобраться и в этом вопросе. Одна из авиабомб называлась финнами «канистра Молотова»; она состояла из большой бочки (металлического корпуса по форме напоминающего бочку), наполненной примерно 150 маленьких бомб.

Любопытно, что уже 18 февраля 1940 года в пропагандистских целях финны организовали в Хельсинки выставку сбитых и захваченных на территории Финляндии трофейных русских самолетов. И не менее любопытна история, случившаяся с правдивым репортажем Марты Гелхорн о том, как советская авиация бомбила гражданское население в Хельсинки. После этого репортажа были предприняты консультации в Лиге наций, и репортаж был признан мировой общественностью как акт безусловного истребления мирных жителей авиацией СССР.

Из заданных К.-Ф. Геусту вопросов были и такие. Работал ли автор в архивах, точны ли сведения, опубликованные в книге? Насколько большой интерес к книге в Финляндии? Расстреливали ли власти в Финляндии русских летчиков, тех, что попали в плен на ее территории?

Оказывается, нет, не расстреливали. Советские летчики допрашивались и были арестованы как военные агрессоры, которых застали с оружием в руках на финской территории. Некоторых удалось обменять. В Финляндии не занимались репрессиями, даже врагов не расстреливали. Однако, довольно запоминающийся случай все же имел место быть. Экипаж русского самолета сделал вынужденную посадку в районе Коуволы. Летчики вышли к населенному пункту и постучались в двери, прося приюта и тепла. Хозяева-финны пытались задержать и обезоружить советских летчиков, которые в перестрелке были убиты. Официальная версия по итогам расследования этого случая в устах К.-Ф. Геуста звучит так: погибли при аресте. Как было на самом деле уже никто сказать не сможет. Возможно, финские "щуцкоровцы" (отряд самообороны в той местности) расстреляли летчиков. Возможно, те оказали сопротивление. «Это был единичный известный мне случай за всю компанию с русскими военными летчиками», - сказал К.-Ф. Геуст.

В книге приведен список безвозвратных потерь советских летчиков в период 1939-1940 гг. потери авиаторов с обеих сторон военного конфликта, а также поименный список потерь финских летчиков.

Текст: почитатель таланта К.-Ф. Геуста Андрей Кашкаров

На фото - издатель книги К.-Ф. Геуста в России Баир Иринчеев.

.
Comments