Воркута. Зимний рассказ

Воркута многим представляется жутко холодной рекреационной зоной: воображение рисует потрепанные непогодой стены панельных многоэтажек и двухэтажные деревянные многоквартирные дома с обледенелыми ступеньками, из носов встречных прохожих торчат «сосули», а вместо глаз у местных жителей подвижные «щели», на безлюдных улицах много медведей, и несколько голодных волков перекликаются воем в разных частях города, пугая звенящую в ушах одиноких путников ночную тишину. Но это еще не фильм ужасов. Такое жилье хоть и строили на русском севере повсюду от Мурманска, Архангельска, Вологды - до Чукотки, но уже 20 лет как оно обновляется современными кирпичными многоэтажками, в которых… тепло и уютно. Прямой поезд №078Я домчал нашего корреспондента от Петербурга до Воркуты за 17 часов. В третьей декаде января ночная Воркута встретила ласково: погода -23, морозно, без ветра, и вовсе не холодно - после того, как в Выборге он потренировался, окунувшись у лодочной станции в прорубь на Крещенье… Перед вами рассказ, записанный в Воркуте негнущимися на морозце пальцами. В полчетвертого ночи, на фоне искусственной подсветки в домах и на улицах, взгляду гостя из Выборга открывается красивейшее северное сияние.

Видели ли вы, выборжцы, когда-нибудь город, где нет наводнений, пожаров, клещей и автомобильных пробок – в принципе. Работы тоже нет, но об этом по порядку. Люди везде живут и привыкают к жизни, как и те, с кем удалось мне пообщаться в Воркуте - многонациональном северном городе. С первых слов понятно, что тут говорят правильным русским языком – без акцента, который еще помнится по Вологодской, Нижегородской, Рязанской, Владимирской областям, и тем более по югу России. Так правильно говорят, что не отличишь разговор местного жителя от речи выборжца или петербуржца. Безусловно, такова заслуга хороших преподавателей – профессионалов.

Работа и Воркута

В первой половине ХХ века вся эта территория принадлежала Воркутлагу. Поэтому работали в основном заключенные – на стройках, железной дороге, в шахтах. В мой январский визит 2021 года оказалось, что полгорода работает на вахте «Газпрома». Уровень зарплат таков: продавец получает в месяц до 20 тысяч, при реальной цене на двухкомнатную квартиру в Воркуте от 50 тысяч рублей. В компенсацию за удовольствие «удачного приобретения» покупатель получит стоимость ЖКУ до 13 тыс. в месяц, что равно почти четверти «ценности» самой квартиры. Билет до Петербурга стоит 1900 в плацкарте. Приезжать сюда за длинным рублем теперь не стоит – его тут давно уже не видели за редким исключением отдельных профессий. В окрестностях установлена РСЛ типа «Печора», для военных это работа, для потенциальных противников – мишень. В ближайшем к Воркуте городе Инта ситуация хуже. Вакантных рабочих мест почти нет, причем работой продавцом или судебным приставом, несмотря на особенности, тоже дорожат. А относительно много заработать в действующих шахтах можно: к примеру, более 100 тыс. рублей, но только если работать в две смены. Зато… нет очередей в детсады и школы.

Воркута и погода

Лето длится две недели, тогда можно ходить без пиджака. В конце июня еще бывает снег при температуре +3…+6. Но есть места, где он темный: последствия от работающей ТЭЦ и виден разбросанный шлак на обочинах дорог. На мини-деревьях летом ни листочка. Деревья как веники, воткнутые узким местом в грунт. Лета в нашем понимании термина нет, урожай грибов не каждый год. Вечером – до 9 часов социальные автобусы еще работают по цене 18 рублей за проезд, позже - только такси по 150 рублей - по городу; чтобы согреться я его прошел весь из конца в конец за полчаса. На ногах у редких прохожих, спешащих на работу в предрассветной тьме, меховые пимы. Увидел исполинские сугробы много выше человеческого роста. Потом побрел обратно – на вокзал, так и ходил, пока не увидел естественный свет с неба. Но ненадолго. В 3 часа дня уже снова потемнело, похолодало пуще прежнего. Старожилы свидетельствуют, что их посещают морозы в -50 градусов и ниже. Таков суровый край пурги и вьюг, пахнущий оленеводами из тундры. Из минусов: мало парков и деревьев в самом городе. Впрочем, как компенсация, нет посторонних запахов, воздух приятен и свеж.

Воркута и люди

Люди приветливы, чем-то похожи на сибиряков – простые и конкретные в общении. Воркутинцы от сибиряков отличаются, на мой взгляд, бОльшей разговорчивостью, гостеприимством. Север делает людей ближе, роднее. Никто не позволит мне тут упасть на улице с сердечным приступом. Вызовут, отвезут, обогреют, мимо не пройдут. В городе отличный – по отзывам – роддом. Отзывы опираются на отношение медперсонала к людям. Почти все детские кружки для досуга – бесплатные: танцы, гимнастика, хоккей, плавание, футбол, баскетбол, борьба, карате, шахматы, гиревой спорт, пулевая стрельба, картинг, при том, что зарплата у педагогов дополнительного образования невысокая – всего 35 тыс. рублей.

Как рекреационная зона выглядит аэропорт. В этом своя романтика. Нет развитой туристической системы – погулять негде, только гостиница с довольно приличным рестораном на первом этаже. Бытовые вопросы решены не вполне: даже в гостинице несколько минут после включения смесителя из крана вытекает ржавая вода, как будто проходящая через неисправный угольный фильтр. Компенсация этого явления – приличный, как в Выборге, напор. Если на время поселиться в гостинице, то можно жить не только одному; случаи бывают разные – гостей любого пола не выгоняют, а просят доплатить за ночь 20% от стоимости целого номера, причем это условие закреплено в официальном прайсе. К окончанию первого дня замечательного путешествия я терзался вопросом – кто я, где я, и на кой ляд вообще сюда поехал, что мне в Выборге нечем заняться? Да потому, что познакомился по переписке с интересным человеком, встречавшем в лагерях воркутинского управления ИТЛ брата бывшего рабочего Сестрорецкого оружейного завода Николая Алексеевича Емельянова, который спасал Ленина и Зиновьева в Разливе 103 года назад. Вместе с Емельяновым в Разливе Владимиру Ильичу помогали В. Зоф, А. Шотман и Э. Рахья. «Cвидетель прошлого», хоть и не родственник, но с той же, как по волшебству, фамилией и ныне живет в Воркуте, а его трудовой путь достоин описания. Его-то и вызвал я на откровенность, попросив быть гидом в отсутствии развитого кластера воркутинской туриндустрии, чтобы опросить, выведать, проверить экспериментом, и рассказать читателям Выборга о Воркуте, как холодной «столице» русского севера. Мой визави Валерий Павлович Емельянов в свое время активно работал на шахте. В былое-сталинское время давали уголь более 30 шахт, и работали на них в основном заключенные.

И забастовки…

Известные на всю страну шахты Воркутинская, Комсомольская, Октябрьская и одна из молодых, а потому самых модернизированных в Печорском угольном бассейне - Воргашорская работают и сегодня, объединенные в ОАО «Воркутауголь». Еще в 90-х было их 13… Мельчает дело, – с болью в сердце сетует Валерий Павлович. Его дальнейший рассказ показался мне интересным. Оказывается, бастовать можно шахтами, но не в шахте. И не потому, что темно. Мой визави профессионально откровенен: добытая лава – она должна двигаться. Когда уголь «пошел», его «выбирают», если не выбрать, то «порода садится» и потом, если хотя бы двое суток не займешься – все, порода задавит участок выработки. Поэтому добычу угля шахты не останавливали, а делалось так. Уезжали на забастовку в Москву второстепенные специалисты, которых можно было заменить, и то – уезжали по согласию; это обсуждали на собраниях – кому ехать, зачем и насколько. Немного сократили количество людей в сменах и все. Их отсутствие почти не заметили: одна смена вышла, «проехала пару дорожек», дабы не остановить выработку и не запорть участок и все. Сократили добычу, но шахту не закрывали.

В 1991 году товарищи поехали в Москву, на «Горбатый мост» «касками стучать». Помню хорошо активную женщину Кицис Анжелу Фраимовну, за заботу шахтеры называли ее «мамой». От «бастующих» воркутинских шахтеров в Москве палаточный лагерь организовывала именно она. Шахта считалось, что бастует, но работать – работала, и уголь – шел. Причем сам советский шахтер Емельянов не бастовал ни дня. Английское выражение штрейкбрехер в то время весьма к нему подходило.

И даже спорт

В городе, кроме школьных спортплощадок, было два стадиона. «Юбилейный» построили еще в 30-е годы. Двадцать команд по разным видам спорта формировали шахты Воркуты, чтобы участвовать в первенстве города. В прерогативе футбол и волейбол: на 13 работающих шахт 10 футбольных команд. В 1985 году в Воркуте проводили международные соревнования по мотогонкам на льду – спидвей. Бассейн был почти у каждой шахты – свой, арендовали для зимних видов спорта большой каток – у школы. В спортзале тренажеры, и в том же здании - финская баня. Те, кто был приписан к ВГСЧ (военизированная горноспасательная часть), жили замечательно: в забой они не ходили, и, как все пожарные, заступали на смены в полной готовности приступить к спасательным работам. Разумеется, у них было время и ресурсы, чтобы совершенствовать спортзалы и себя. Это самые лучшие спортсмены Воркуты. Оно и понятно: почти все время, прямо на службе, могли тренироваться. Потом многое ухудшилось. Реальная история в 1990 году: плохо одетый мужчина средних лет ходит по стадиону, в руках большой мешок с надписью «для партбилетов»; и кто хотел, такие были, туда кидали.

Как жили и работали воркутинские шахтеры

Да, спирт был питьевой, фасованный в пол-литровые стеклянные бутылки он преломлял скупое воркутинское солнце на витрине в отделе «водки и соки», продавался по цене 6 р. 40 коп., - вспоминает В.П. Емельянов, знакомый известного рабочего, прятавшего Ленина в «Разливе». И еще: уголь страна добывала и перерабатывала на разных площадках: комбинат «Воркутауголь», Череповецкий и Липецкий металлургические комбинаты, которые объединяет «Северсталь». Уголь шел разного сорта, самый лучший – антрацитовый: из него добывали железную руду, затем перерабатывали в железо, а самый плохой шел на ТЭЦ для отопления. Кстати, уголь семьи шахтеров «выписывали» бесплатно, только за доставку платили. Но что еще привлекало людей в Воркуте?

А нравилось ему то, что «молодой тогда был, отпуск каждый год – на море», принимала «своя» шахтерская база «Полярная звезда». Отпуск был 2 месяца, а после забастовки – увеличился до 3-х месяцев 10 дней. Семья, лучшие друзья – все по Воркуте, спортивные занятия, игры - волейбол, футбол, хоккей – все за родную шахту, все вместе, это цементировало, упрочняло дружбу, отношения коллег. Так становится понятным редкое теперь выражение «с уважением к человеку труда». Хотя в Воркуте, пожалуй, и не редкое. Некоторые перспективы есть: в 2014 году геологи из Ухты провели исследовательские работы в тундре, по итогам которых стало ясно: в окрестностях Воркуты можно добывать нефть и газ; «Газпром» тут работает уже несколько лет. И, тем не менее…

Дорогие, не надо вам ехать в эту Воркуту; читайте обзоры с мест в рубрике «внутренний туризм», благо есть кому добровольно, с желанием благим и непринужденным, выехать в редакционную командировку - проверить на себе – для вас: как и где люди еще живут. Воркутинский менталитет таков, что равнодушным по факту общения не оставит, однако и скупой своей природой не осчастливит до вашего уровня. Поэтому лучше прочесть сии факты на расстоянии, а наши впечатления вам в помощь.

Андрей Кашкаров

Comments