Владимир Меркушев мой антикумир

В ХМАО есть газетенка «Сургутская трибуна», позиционирующая себя как общественно-политическая газета, на мой взгляд, не более чем рупор, кричащий по заказу местной власти. Не раз сталкивался с похожей ситуацией и в других регионах. Сегодня региональная и, особенно, федеральная пресса зависят от политического заказа, и редакторов надо бы пожалеть. Впрочем, если бы им не нравилось их ремесло и форма, в которой его приходится выражать, возможно они покидали бы свои посты добровольно. Но им нравится. Хороший пример в этой части главный редактор «Сургутской трибуны» Меркушев Владимир. Как большинство редакторов-исполнителей, он думает, что представляет газету лучше всех, поскольку транслирует в социум идеи чиновников и лиц, обладающих финансовым влиянием.

Журналисты вроде Меркушева оказывают власти услугу, которая недоступна за деньги -   организуют именно тон политический фон, который выгоден. Но что же здесь криминального – спросите вы? Любой зависимый журналист под стать проститутке – выполняет заказы в той или иной форме. Именно о такой профессии говорил адмирал Колчак (или ему приписывают сии выражения): журналистов, проституток и кучеров не трогайте, они будут служить любой власти. Любой, что поддерживает их на рабочем месте, добавлю я. А место терять не хочется, ибо оно денежное. Психологический анализ Лакана на этот счет свидетельствует: жизнь любого занята завтрашним днем, и смешно требовать от него метафорического харакири. В «Сургутской трибуне» давно еще были опубликованы какие-то мои статьи, имеющие значения для региона, но я не близко знаю Меркушева, но предложу взгляд со стороны, что в 2013 году его поступки были более независимы и профессиональны; теперь это просто обслуга местного папы, обитающего в администрации. Среди журналистов вообще много разнообразного; современному обществу нужно всякое. Я бы разделил сообщество на несколько категорий, в том числе - на трусов, подхалимов и подлецов. Меркушев – один из них. Но один ли таков Меркушев? Конечно, нет. Всех подобных деятелей отличает панический страх «сделать что-то не так» или не дай боже проявить инициативу, актуальный в наши дни параноический поиск затаившихся врагов вокруг. Меня, разумеется, подташнивает от одной мысли о подобных Меркушеву деятелях. Совсем недавно я опубликовал комментарий в его паблике в соцсети «Вконтакте» к теме об официальном заседании какой-то административной комиссии ХМАО по делам молодежи. И написал безобидно: ну и рожи, «умное лицо еще не признак ума». И что ту началось... Меркушев вступился за родных чиновников, ярко продемонстрировав единство с ними, и это еще до того, как кто-то кого-то мог бы реально оскорбить. Для таких, как Меркушев, как Мединский, похоже, не существует ординара понятия честности, или же извращенные под эгидой субъективных интересов понятия они трактуют в соответствии со своими гнусными убеждениями, испорченными все той же зависимостью от власти. Но таков ли должен быть журналист? Одна дама – главный редактор издания, не менее значительного чем «Сургутская трибуна», но имя которой я не назову, сказала мне откровенно: Андрей, не будь наивным. Мы давно уже не можем писать то, что хотим, то, что считаем нужным. Поэтому пишем кастрированные тексты, о спектаклях, о погоде, наполняем криминальную рубрику, и даже политические новости подаем исключительно с позиции главы государство – то, что ему приятно было бы видеть. Так – «и волки сыты, и овцы целы». Но я продолжаю быть наивным, ибо наивность не порок. Поэтому хвалить власть, распоряжаясь приданными возможностями безальтернативного регионального СМИ в регионе, где стал традиционным катастрофический кадровый голод на деятелей культуры и даже – по последним данным – полицейских, у них один из способов карьерного движения и вообще выживания в псевдо профессиональной среде. В 2010-х годах у них даже отделение союза журналистов перестало существовать. Регион нефтяников. Местный уроженец - спортсмен с фамилией Кашкаров выгодно отличается среди этого сонма приспособленцев, но он уже стар, да и привык… Не удивлюсь, если люди типа Меркушева из «Сургутской трибуны», в конец растеряв объективное социальное зеркало (которое буквально некому перед ними ставить, поскольку именно эта миссия высокой культуры, спасающей интеллигенцию от пропасти самомнения) называют себя неким достоянием республики. И это смешно. Но… будем критиковать не меркушевых, а их поступки; таково золотое правило и психологии, и толерантности. Но уж больно красноречива – по поступкам – эта самая связь между пением дифирамбов местной администрации (за пятилетку не поднято ни одного острого общественно-политического вопроса в газете, называющей себя «общественно-политическая»), и размером доходов расставленных «по местам» нужных, в смысле «верных» и предсказуемых людей. Да, их и подбирают по главному критерию – личной преданности, и затем они ее отрабатывают, не манкируя административными ресурсами. Как министр культуры Мединский преданно и подобострастно глядит на своего босса, который уже в президентском кресле – я помню – в 2000-х говорил на камеру: «я всего лишь нанятый менеджер», так и меркушевы постоянно консультируются с администрацией: что ему публиковать, а что нет. Поэтому считаю, что издание, возглавляемое им практически бесполезно: оно могло бы иметь только одну востребованную рубрику – прогноз погоды в Югре, но и тот был бы лживым, как и его редакторы. Впрочем, до меркушевых мне дела нет, с ним детей не крестить. За журналистику обидно. Она должна быть независимой. И, может быть, когда-нибудь и где-нибудь это случается. Но не в Югре.

 

Если разбирать феномен меркушевых, ставший типичным в регионах, где не представлены альтернативные, читай – независимые СМИ, которые также не могут существовать без поддержки, потому уходят в интернет, то с позиции человеколюбия и толерантности окажется, что они – такие же люди. Не хотят терять место, и маска администратора-технократа уже приросла к лицу. Главные редактора современных российских СМИ, зависимых от власти, как «Сургутская трибуна», в чем-то такие же люди, как и все. В задачу Владимира Меркушева, надо полагать, вовсе не входит быть умным и честным - просто хорошо зарабатывать и тешить себя иллюзией значимости. Кто-то радостно продался под гарантии неприкосновенности карьеры, кто-то молчит, не желая принимать участие, а кто-то бурчит втихую. Обычные граждане вокруг вас тоже такие-пассивные, вялые, напуганные. Общество солидарно проявляет конформизм. И на этом болоте меркушевы матереют и старятся.

Сама профессия предусматривает себя продавать. В Римской Империи такие по статусу приравнивались к проституткам, и поэтому были ограничены в гражданских правах. К примеру, не имели права участвовать в выборах, в том числе на замещение общественных должностей (их аналогов в современном понимании сути). Хотя, при этом могли быть и достаточно богатыми людьми. И вот эти люди не живут, а собираются жить. При этом свои тела действительно отдают «работе», предполагая успеть во всем и заработать все деньги мира, быть приятными всем. Так не бывает. Хотя бы потому, что социальное зеркало им также необходимо, как и любому другому; то есть им необходимо в еще большей степени, как лицам, влияющим посредством законных механизмов СМИ на социум и отдельные социальные страты, с целом составляющие народ, граждан. То есть меркушевы являются объектом влияния. Их ответственность должна быть высокой. Но беда в том, что они чувствуют свою ответственность не перед гражданами, а именно перед «административными папами». Поэтому пассаж жизнь портят не вещи, события и люди, а наше негативное отношение к происходящему уместен почти всегда, кроме случаев, когда события создают конкретные люди. Всем нам стоит постоянно работать над собой, чтобы в одной ситуации хватило сил, навыков и ресурсов что-то исправить, а в другой — успокоиться, поняв, что от тебя ничего не зависит. Сенека говорил: «Многие тебя одобряют. Так есть ли у тебя причины быть довольным собой, если многим ты понятен?». Это вопрос не только философский, а вполне актуальный именно в наше время. Меркушевых еще много: они живут и думают, что под защитой системы, им это внушают. Но система дряхлая. Проявления меркушевых, это отражение страха. И встает дилемма: я все понимаю, но ничего не могу изменить. Делай я иначе, меня сомнут, заменят, исключат. Но такие людишки, полные страха и зависимости, забывают, что здесь и сейчас на своем месте они тоже никому не нужны. Немногих удерживает рабство — большинство за свое рабство держится. Вся их деятельность пропадает в старости и в болезнях, ибо в России традиционно работают только планы господа бога, а не чиновничьи иллюзии о всесильности системы, за которые еще и приходится внезапно расплачиваться здоровьем. Нет врага хуже, чем иллюзорная власть, в которой ты трешься. Она непременно либо прельстит своим пороком, либо заразит, либо незаметно запачкает. Чем власть увереннее, безнаказанней, многолюднее, тем больше опасности потеряться. Но не каждый способен быть независимым даже в сложных условиях. Поэтому мне меркушевых немного жалко. Почему? Исчерпан ресурс экономической и политической системы. Тупиковость модели цензуры и вертикального управления с заорганизованностью согласований профессионалам вполне видна.

Вот так я написал о некогда подающем надежды журналисте Владимире Меркушеве, а ныне просто обслуживающем персонале пропагандистской машины с вертикальным управлением. Но слишком увлекаться не стану: много чести. Попозже продолжим эту общественную дискуссию. Я парень упертый. Целостность России защищал, пока этот Меркушев учился писать.

Comments