Маннергейм в русском географическом обществе

18 октября 2012 года в Санкт-Петербургском отделении Русского географического общества (пер. Гривцова, 10А) в 18.30 началось торжественное мероприятие, посвященное истории Финляндии – «Маннергейм - российский офицер, маршал Финляндии – один в четырех лицах». Уже начало встречи стало многообещающим: показ одноименного фильма производства киностудии Леннаучфильм (2007) и встреча со съемочной группой. Затем начались выступления историков, которые отвечали на вопросы собравшихся. В актовом зале собралось более 100 человек, для которых Карл Густав Эмиль Маннергейм и история Финляндии связаны неразрывно.
Приглашен, и не мог обойти вниманием эту встречу заинтересованных лиц.
 
 

         Не смотря на то, что фильм снят в 2007 году, и, к слову, его длительность всего 26 минут, он уже не однократно презентовался по телевизионному историческому каналу «365» в Санкт-Петербурге. К сожалению, этим приходится довольствоваться вообще, поскольку широкого проката неигровое кино в России сегодня не имеет.

Тем не менее, просмотр показался зрителям весьма познавательным, а более того, живое обсуждение, которое сдвинуло формальные временные рамки; мероприятие закончилось только после полдесятого вечера, и даже тогда не все вопросы были раскрыты.

По общему признанию присутствующих фильм этот – первая серьезная работа в России, посвященная генералу русской армии Маннергейму. Она особенно важна в той ситуации, когда обывателями обсуждаются множество легенд, «сказок» и различных историй, касающихся жизни выдающегося маршала, бывшего дважды за свою жизнь президентом Финляндии. Историческая наука всегда опирается только на факты, а ученый, как правило, «не старается никому и ничего доказать, он лишь устанавливает факты». Тем и интересна была беседа, что прозвучали различные точки зрения и соответственно, различные их обоснования. О Маннергейме написаны сотни не только художественных, но и научно-популярных книг, диссертации и монографии. Тем не менее, если вести речь о научно-популярных книгах, как о предмете, мне наиболее знакомом, то и здесь нельзя увидеть единообразия подходов, или хотя бы точек зрения.
       Имеющий известность автор-историк А.Б. Широкорад («Северные войны России», АСТ, Харвест, 2003), мой хороший знакомый и коллега - Баир Иринчеев («Оболганная победа Сталина», Эксмо, 2010) и другие авторы упрямо не хотят оставить в покое эту интересную и вызывающую неоднозначные суждения между нашими странами тему. Точки зрения авторов как говорится не всегда совпадают с историческим фактами. А как быть с тем, что воспоминания самого героя дня К.Г. Маннергейма, законченные им на восьмом десятке лет, и изданные в Финляндии  в двух томах, в России увидели свет в сокращенном виде средней величины книги, изданной в 2004 году (К.Г. Маннергейм. Мемуары. М.: «Вагриус»). И даже в ней, с учетом возможных погрешностей перевода и политической обстановки, которая с помощью цензуры явной или косвенной в России всегда и на все влияет, нельзя быть уверенным в точности и глубине соответствия этого текста оригинальной рукописи автора. Без всякой рекламы скажу, что в части исторической точности наиболее близки к истине материалы Иринчеева, мемуары финских политиков (в том числе, конечно и К.Г. Маннергейма) и историков. Иринчеев до сих пор занимается раскопками на Карельском перешейке, проводит экскурсии, кроме того, живет на территории Финляндии и имеет беспошлинный доступ к финским архивам. На эту тему мы заспорили с еще одним историком и представителем общественной организации «Карелия» Владимиром Чекуновым.

        Было время, когда в штате Техас (США) замечали надписи «здесь не продают неграм, индейцам и финнам». Почему бы не продать финнам? Потому, что это народ, который ест мясо оленей. Считается, что именно Маннергейм открыл миру великую Финляндию.

Обо всем этом шел разговор на семинаре.

       Так, в обсуждении вскрылись интересные, с моей точки зрения, истории. Они помогут пролить свет на ряд легенд, которыми, не задумываясь об исторических фактах, так или иначе, пользуются многие люди.

 

Оказывается, «русский дворянин, мыслящий по-шведски», как он сам себя называл, Карл Густав Маннергейм был родителем сына и двух дочерей; сын во младенчестве умер, одна дочь жила монахиней, другая перешла в иной мир в полной нищете во Франции.

Единственный дом, который купил Маннергейм, и это документально подтверждено, находится только в Финляндии. Ни о каких «дачах Маннергейма» (о них на разные лады твердят экскурсоводы в районе Зеленогорска-Териоки) речи быть не может - в том числе и потому, что Маннергейм всю время жил на съемных квартирах (традиционная судьба человека, посвятившего себя военному ремеслу).

 

День государственного флага в Финляндии совпадает с днем рождения маршала Маннергейма. Что празднуют финны? Очевидно, второе. Интересно, что после «войны-продолжения» как ее называют финны, многие финские ветераны стремились побывать на местах сражений на Карельском перешейке, и на местах, где оставались бывшие финские хутора. По утверждению исследователя финской истории В. Чекунова, на российской территории финны не могли носить военную форму, и открыто демонстрировать награды.

 

В 1918 году на Маннергейма совершено покушение группой германских офицеров финского происхождения.

 

Все погибшие в войнах жители Хельсинки похоронены на кладбище в одном секторе – от рядового до генерала. В Финляндии на этот счет нет кастовой разобщенности.

 

По статистике, озвученной Чекуновым, средний уровень образования воевавших в зимней войне финнов – 10 классов, красноармейцев – 2 класса. Если поверить этим цифрам – разница существенная.

 

К сентябрю 1941 года на Выборгском направлении Карельского перешейка установилась позиционная война. Против финских позиций на линии от Финского залива до Ладожского озера находилась советская 23-я армия. Позиционная война продолжалась здесь вплоть до лета 1944 года.

В. Чекунов на фактически собранном материале утверждает, что «братания» между войсками имели не эпизодическое, а систематическое значение. Были «договорные дни» (для обмена махоркой) и «договорные озера», когда противники могли безопасно для жизни мыться и купаться.

Реальная боеготовность 23-я армий и в частности 115-го стрелкового корпуса настолько оставляла желать лучшего, что это видно по сводкам и боевым донесениям. Стрелковый корпус, действующий во время летнего наступления Красной армии на выборгском направлении против батальона финнов смог продвинуться за всю кампанию всего на несколько километров.

Верить тому или нет, пусть каждый решает сам. Но мне, как ветерану боевых действий в Чечне, все-таки верится.

 

Весной 1944 года Маннергейм демобилизовал часть финской армии (остались в основном новобранцы и старики). Повод – проблемы с продовольствием. В стране введена карточная система.

Отчасти так он избежал продолжения войны с СССР, сказав Гитлеру примерно следующее: Германия не исчезнет, но Финляндия исчезнет как нация, если продолжать эту войну.

Найдены интересные материалы, раскрывающие «сложные» отношения финнов и немцев в 1941-1944 году (дворянин, генерал Маннергейм и ефрейтор Гитлер).

Проверю и выложу их попозже.

 

Генерал-полковник А.А. Жданов, прибывший во главе советской военной делегации в Финляндию для заключения перемирия 4 сентября 1944 года, служил некоторое время до Великой октябрьской революции 1917 года под командованием Маннергейма в русской армии – в чине прапорщика.

«Я не знаю, как в Красной армии, но во всех странах мира при появлении старших по званию принято вставать», - сказал Маннергейм Жданову. Жданов после этих слов стал пунцово красным.

 

В течение четырех лет после перемирия (1944 года) в Финляндии появляются многочисленные ячейки коммунистической партии, и сменяется весь состав полиции.

 

Маннергейм обследовался врачом, тем же, что и Александра Коллонтай, посол СССР в разные годы в Норвегии и Швеции. К советам этого доктора маршал прислушивался, и согласился на операцию (прободная язва), проведенную в Швейцарии 25 января 1951 года; три дня провел в коме, и скончался 28 января того же года. Тело героя Финляндии доставлено в Хельсинки в цинковом гробу из-за разности температур в Швейцарии и Финляндии.

 

В.И. Ленин как прагматик (есть бронзовые памятники на территории Финляндии), возможно, не так любил Финляндию, как кажется, если вспомнить, что в 1918 году он приветствовал независимость Suomi. Финское государство в части геополитики представляло (и представляет) огромный интерес как буферное государство между Россией и капиталистическими странами (согласно обстановке 1918 года) и тот же тамбур, через который в мирное время можно проникать в Европу.

Так или иначе, это современное «окно в Европу» подтверждается фактически: большинство русских из Северо-западного региона предпочитает путешествовать в Европу именно через Финляндию. И это не мешает нашим добрососедским отношениям.

 

Карл Густав Маннергейм стремился полностью отдавать себя делу, которое выбрал. Всю свою силу он отдавал сначала на русской государственной службе, а после 1917 года народу Финляндии.

С тем остался навечно в памяти как финнов, так и русских.

Comments