Что, когда и как мы сочиняли

Первый штурм линии укреплений Маннергейма в декабре 1939 года оказался неудачным. Именно в это время Александр Твардовский написал свое знаменитое стихотворение «Переправа» под впечатлением событий 7 декабря 1939 года на переправе у местечка Кивиниеми (сегодня - Лосево). Да и сама знаменитая впоследствии поэма Василий Теркин зародилась в финскую кампанию 1939-1940 года. В последствии слово «финн» в стихотворениях было заменено на «фриц».

 

Переправа, переправа!

Берег левый, берег правый.

Снег шершавый, кромка льда…

Кому память, кому слава,

Кому темная вода, —

Ни приметы, ни следа.

Ночью, первым из колонны,

Обломав у края лед,

Погрузился на понтоны Первый взвод.

В период с 6 по 11 декабря части РККА форсировали реку Тайпалеен-йоки, что сопровождалось огромными потерями в живой силе и технике. Поэт Евгений Долматовский посвятил этим боям стихи.

Сквозь гром был слышен голос одинокий –

Звал санитара раненный в потоке…

Тяжелую волну несла в века

Одна, одна Тайпалеен-йоки –

Холодная и быстрая река.

 

Сознательно не желая приводить какие-либо оценочные суждения событий «зимней войны», я все же позволю себе некоторые ссылки на агитационное искусство обеих противоборствующих на тот момент сторон. В 1940 году впервые оркестром Ленинградского военного округа под руководством А. Анисимова исполнена очень задушевная, хотя и политизированная песня «Принимай нас, Суоми, красавица» (музыка: братьев Покрасс на слова: А. Д'Актиль):

 

Сосняком по откосам кудрявится

Пограничный скупой кругозор.

Принимай нас, Суоми - красавица,

В ожерелье прозрачных озёр!

 

Ломят танки широкие просеки,

Самолёты кружат в облаках,

Невысокое солнышко осени

Зажигает огни на штыках.

 

Мы привыкли брататься с победами

И опять мы проносим в бою

По дорогам, исхоженным дедами,

Краснозвёздную славу свою.

 

Много лжи в эти годы наверчено,

Чтоб запутать финляндский народ.

Раскрывайте ж теперь нам доверчиво

Половинки широких ворот!

 

Ни шутам, ни писакам юродивым

Больше ваших сердец не смутить.

Отнимали не раз вашу родину -

Мы приходим её возвратить.

 

Мы приходим помочь вам расправиться,

Расплатиться с лихвой за позор.

Принимай нас, Суоми - красавица ,

В ожерелье прозрачных озёр!

 

Эта же песня (которая имеется сегодня в глобальной сети) известна и под другим патриотическим названием - «Ломят танки широкие просеки, самолеты кружат в облаках...». Вчитайтесь или вслушайтесь в слова: Мы приходим помочь вам расправиться,

расплатиться с лихвой за позор – без комментариев, хотя так и просится вопрос: а кто нас звал!? Видимо, если свято верить в непогрешимость режима, невольно соглашаешься со всем, сверху предложенным.

Финны (примерно в 1942 году) выдали не уступающий ни в чем патриотичный шедевр «Нет, Молотов!» (музыка и вокал Матти Юрва, слова Тату Пеккаринен), имеющий и другое название – «На линии Маннергейма». Ударение на фамилии в песне ставится на последний слог, что весьма необычно для финнов (по правилам их грамматики, ударение ложится на первый слог). В песне были и такие слова (в переводе на русский):

 

С веселой песней уходит на войну Иван,

но, упершись в линию Маннергейма,

он начинает петь грустную песню,

как мы это сейчас услышим:

Финляндия, Финляндия,

туда опять держит путь Иван.

Раз Молотов обещал, что все будет хорошо

и уже завтра в Хельсинки мы будем есть мороженое.

Нет, Молотов! Нет, Молотов!

Ты врешь даже больше, чем Бобриков!

 

Финляндия, Финляндия,

линия Маннергейма серьезное препятствие,

и когда из Карелии начался страшный артиллерийский огонь

он заставил замолчать многих иванов.

Нет, Молотов! Нет, Молотов!

Ты врешь даже больше, чем Бобриков!

 

Финляндии, Финляндии,

страшится непобедимая Красная Армия.

Молотов уже говорил, чтобы присмотрели себе дачу,

а то чухонцы угрожают нас захватить.

Нет, Молотов! Нет, Молотов!

Ты врешь даже больше, чем Бобриков!

 

Иди за Урал, иди за Урал,

там много места для молотовской дачи.

Туда отправим и Сталиных и их приспешников,

политруков, комиссаров и петрозаводских мошенников.

Нет, Молотов! Нет, Молотов!

Ты врешь даже больше, чем Бобриков!

 

Версий перевода этой песни с финского несколько, и все они близки по содержанию.

К слову, Бобриков - финляндский генерал-губернатор, проводник имперской политики, направленной в то время на интеграцию финнов в состав России и свертывание автономии. В 1898 г. издал манифест, урезывающий права финляндского сейма. Широкую известность получил инициированный Бобриковым закон о воинской повинности, которым уничтожалась самостоятельная финляндская армия. Финны утверждают, что бобриковский режим возбудил все население страны. 3 июня 1904 г. Бобриков был убит террористом.

Советско-финская война завершилась 12 марта 1940 года подписанием межправительственного соглашения между двумя великими державами. В 1941 году финны вновь заняли свои территории, подойдя к Ленинграду (войну 1941-1944 гг они называют «продолжающейся» относительно «зимней») по тем же самым предпольям и дорогам. В 2002 году, едва не дожив до 100-летнего юбилея, умер знаменитый финский охотник, активный участник «зимней войны» и снайпер Симо Хайха, положивший более 500 (!) красноармейцев, национальный герой Финляндии. Во времена финской кампании на Карельском перешейке в 1939-1940 гг. «армейскую лямку» тянул великий Юрий Никулин. Александр Твардовский получил в «зимней войне» первое крещение. Да мало ли выдающихся творческих деятелей с обеих сторон конфликта, так или иначе участвовавших в политических играх? Мирное небо, доставшееся нам, их потомкам, имеет огромную цену, и сегодня творчество военной поры очень познавательно для тех, кто желает задумываться над историей, реальностью и политическими манипуляциями.

Лучше идти вперед с открытыми глазами, чтобы не петь впоследствии: «много лжи в эти годы наверчено». Давайте жить дружно!

Comments