Из истории взаимодействия Финляндии и России

По материалам книги: Мехелин. Л. Противоречат ли права Финляндии интересам России: по поводу финского вопроса. – Гельсингфорс, 1890. – 64 с. (см. рис. 1)


Не всегда отношения между нашими соседскими странами были одинаково взаимовыгодными. От этого не менее ценны информационные источники, доставшиеся нам из прошлого и проливающие свет на мнения очевидцев старины; один такой источник  - книгу с броским названием «Противоречат ли права Финляндии интересам России», выпущенную в Гельсингфорсе в 1890 году я изучил в Президентской библиотеке им. Б. Н. Ельцина (Петербург). Хотел бы познакомить читателей с интересными выдержками из этого исторического источника.


Вторая половина XIX века отличается насыщенными событиями в финско-русском взаимодействии. «Градус» этих событий в XIX веке менялся, но никогда не был критично горячим. Смены настроений или споры велись, как правило, во время проведения сеймов, самым знаковым из которых был сейм 1888 года.


Обвинение финляндцев в сепаратизме повторялось так часто в русских газетах, что оно должно быть, многими в России признавалось бесспорно правильным. Что означает слово сепаратизм? Оно означает стремление выделиться из общества или соединения.

Но если обратить внимание, в каком смысле слово сепаратизм употреблялось, к примеру, Петербургскими ведомостями, то оказывается, что обыкновенно подразумевалось не вышеуказанное значение слова, а нечто совсем другое. Любовь финского народа к самоопределению, к собственным своим учреждениям, желание сохранить их и развивать.


Возражение на чудовищное обвинение в сепаратизме, пожалуй, может показаться слишком поверхностным, если мы не остановимся на замечаниях, которые приводились в виде доказательства мнимого сепаратизма того времени финляндских политиков и законодателей.


О воинской повинности

Поселенная система (касательно военных поселений), согласно которой организовано было прежнее финское войско в силу параграфа (далее – п). 18 формы правления 1772 года, коренным образом отличалось от русской военной организации; финляндский устав о воинской повинности от 1878 г не только не увеличивал существовавшее раньше различие, но напротив, определял финляндскую организацию военной службы в согласии с началами, установленным в Империи за несколько лет перед тем.


Согласно п. 122 Устава о воинской повинности для Великого Княжества Финляндского от 1878 г. земским чинам надлежало назначать средства для покрытия расходов на содержание войска, если расходы эти превышают свободные суммы милиционного фонда (поступления от некоторых поземельных податей, которые издавна обращаются на потребности военного ведомства и от сдаваемых в аренду прежних военных усадеб). Вследствие сего на сейме 1882 года земским чинам предложены проекты разных новых налогов с пивоварен и с потребления табака. Финские пивоварни до означенного времени платили лишь незначительную прямую подать.


Реформы монетной системы

Реформы 1865 и 1877 гг. касались монетной системы Финляндии. Напомню, что и до означенных реформ монетная часть Финляндии была отделена от монетной части Российской Империи: «в 1809 году на Боргоском сейме земские чины Финляндии высказались в пользу признания русского серебряного рубля главной монетой края. 17/29 декабря 1809 года император Александр I утвердил это решение. Таким образом, установлено было сходство, но не общность монетной части; иначе в Финляндии не мог бы быть учрежден особый банк с правом выпускать свои особые билеты» {1, с. 22}.

Реформа 1865 года явилась лишь возвратом к нормальным условиям денежного обращения; определено было, что единственным законным платежным средством служит серебряная монета (рубль и введенная незадолго перед этим новая счетная единица – марка, равнявшаяся 1/4 рубля). Прежде чем состоялось решение, особая комиссия из русских сановников высказалась о целесообразности данной меры. В виду падения ценности серебра в 1877 году состоялась вторая реформа, способствовавшая переходу к золотой монетной системе. Вот, что пишет по этому поводу в своей книге Л. Мехелин:

«Если сравнить, с одной стороны, громадной значение для Финляндии постоянства монетной ценности и, с другой стороны, те мелкие неудобства, которым могут подвергаться петербургские дачники и туристы вследствие необходимости менять русские деньги, то нельзя не признать, что высочайшие решения относительно обеих монетных реформ – не причинивших русской промышленности никакого вреда – во всех отношениях являются правильными и справедливыми». {1, с. 23}.


Коммерция в Финляндии

В петербургском обществе того времени бытовало мнение, будто сеймы создали большие затруднения для русских, желающих заниматься промышленною деятельностью в Финляндии. В действительности же закон о промыслах, изданный в 1789 году при участии земских чинов, устранил сложные правила прежнего законодательства по данному предмету. «В настоящее время русскому, желающему открыть торговлю, вероятно, приходится исполнить меньше формальностей в Финляндии, нежели в России»,- пишет Мехелин {1, с. 24}. Во всех законах, изданных после 1863 года при участии земских чинов, не содержится ни одного определения, которое в каком-либо отношении ограничивало бы права, предоставленные русским в Финляндии по постановлениям императоров Александра I и Николая I.


О пиве

Финляндское пиво, ввозимое в Россию, еще раньше было обложено таможенной пошлиной в видах предупреждения неравной конкуренции  с русскими товарами, платившим акциз.

Такая мера была справедлива


Таможня и акцизы

Таможенная охрана границы между империей и Финляндией была учреждена по инициативе финансового управления Российской Империи в 1811 году «для предупреждения беспошлинного водворения иностранных товаров из Финляндии в Россию», тоесть в интересах финансов России. В 1816 году был установлен порядок, который обезопасил риски также для финансовых операций Финляндии от возможных убытков - вследствие беспошлинного провоза иностранных товаров из России.


«Туземные произведения допускались к свободному провозу из одной страны в другую. С некоторыми видоизменениями эта система, основанная на началах взаимности, оставалась в силе до 1835 г. Изданные в этом году правила о взаимных торговых сношениях составлены были довольно односторонне, преимущественно в интересах Империи. За исключением хлебного вина все товары, в том числе и иностранные, допущены были к беспошлинному привозу из России в Финляндию сухим путем или через Ладожское озеро, тогда как иностранные товары при поступлении в Россию из Финляндии подлежали вторичной оплате пошлиной, и беспошлинный привоз финляндских изделий был значительно стеснен. Система эта, имевшая весьма неблагоприятное влияние на экологическое положение Финляндии, в 1859 году наконец-то была изменена постановлением о торговых сношениях, которым до некоторой степени осуществлялся принцип взаимности». {1, с. 36}

С тех пор иностранные товары, привозимые из России в Финляндию сухим путем или через Ладожское озеро лишь отчасти свободны от оплаты пошлины. Сахар, табак, соль и вина (впоследствии и пиво) русского происхождения не могли более потребляться в Финляндии без уплаты налога в пользу казны.


«В 1885 году по поводу повышения иностранного тарифа Российской Империи, вступили в действие правила, устанавливавшие новые ограничения по привозу финляндских промышленных изделий. Из-за этого особенно пострадали железоделательные заводы восточной Финляндии». На этот счет есть статистические факты.


«Ценность русского вывоза в Финляндию составляла в 1887 году 17 005 000 руб, в 1888 году 19 328 000, между тем, как ценность привоза из Финляндии в эти же годы достигал лишь 10 819 000 и 11 428 000 рублей соответственно». {1, с. 37}


Особенности основных законов

Основные законы, которые до Боргоского собора действовали в Финляндии, как в части шведского государства, и которые при соединении Финляндии Россиею сохранили силу в виде основных законов Великого Княжества – суть следующие:


Форма правления 1772 года, Акт соединения и безопасности 1789 и некоторые постановления о составе и делопроизводстве сеймов. В Финляндии вполне ценят благодеяние, которое Александр I в 1809 году оказал финскому народу, сохранив основные законы и весь правовой порядок вообще.

Интересно, что по постановлению 1826 года, согласно принципу подсудности преступлений по месту совершения, русские граждане бывали привлекаемы к уголовному суду в Финляндии. Новое уголовное уложение от 19 декабря 1889 года, утвержденное после коренных реформ по тюремной части, еще больше расширило права финских полицейских.


На государственную службу в Финляндии могли поступать только финские граждане (применяется с 1809 года в силу основных финских законов). Из действия этого правила впоследствии изъята только одна главенствующая должность – генерал-губернатора, который назначался государем.

По финляндским законам того времени право приобретения недвижимого имущества в Финляндии не было предоставлено всем русским поголовно. Высочайшим постановлением от 25 февраля 1851 года определено, что «лица, не состоящие в финляндском гражданстве, могут приобретать недвижимое имущество в Финляндии лишь с особого каждый раз Высочайшего разрешения, за исключением русских дворян, которые могут приобретать имения при соблюдении общих правил закона» {1, с. 51}.


Вот такие интересные факты можно «выудить» из старых, и тем еще более ценных, книг того времени. Интересно было бы также узнать со страниц журнала и о других исторических событиях, истории взаимоотношений Финляндии и России.


К слову, в Петербурге, на Большой Конюшенной улице, д. 8 находится Институт Финляндии в Санкт-Петербурге (Suomen Pietarin Instituutti), имеющий также и свою библиотеку. И я там был, «мед, пиво пил»: замечу, что фонды библиотеки Института Финляндии хоть и невелики, однако богаты старой литературой, при изучении которой истинно заинтересованный читатель узнает много нового по широкому спектру вопросов – от истории взаимоотношений между нашими странами, включая не бесспорные моменты периода 1939-1944 гг, до бесподобных краеведческих описаний территории и местности Карельского перешейка (со старыми и новыми названиями, подробными картами) и даже зоологических книг-определителей по насекомым и животным (на означенной территории). Много и художественной литературы на финском, шведском и русских языках. Не в плане рекламы, но для сведения: в библиотеке Института Финляндии можно взять для просмотра видео материалы и DVD-диски, тем самым расширив свой кругозор и познакомившись с историей и новинками финского кинематографа; присутствует коллекция фильмов знаменитого финского режиссера Аки Каурисмяки, недавно вновь отмеченного на мировом кинофестивале.


Условия записи в библиотеку не обременительны и совпадают с требованиями к читателям, принятым в большинстве российских библиотек.

 

Литература

Мехелин. Л. Противоречат ли права Финляндии интересам России: по поводу финского вопроса. – Гельсингфорс, 1890. – 64 с.