Ингерманландия Урхо Постонена. Исторический очерк

Урхо Постонен. "Воспоминания", Санкт-Петербург.: Алетея, 2008 г., 175 стр.
 
В  гостях у Урхо Постонена
А. П. Кашкаров в гостях у писателей Людмилы Яковлевой и Урхо Постонена

 

            Прежде, чем перейти к выяснению происхождения названия "Ингерманландия", посмотрим, где эта земля расположена. На приведенной карте "INKERI" показаны границы Ингерманландии. Она находится на землях по берегам Невы, на юго-западном берегу Ладожского озера и на юге Финского залива. К югу и к востоку  Ингерманландия занимает большую часть нынешней Ленинградской области. По договору 1920 года часть Ингерманландии к востоку от реки Нарвы вплоть до современной границы с Россией отошла к Эстонии.

            До настоящего времени в литературе нет единого мнения о происхождении названия Ингерманландия..

            Советский энциклопедический словарь [8. стр.489] дает следующее определение - "Ингерманландия (от шведского Ingermanland), одно из названий Ижорской земли" В свою очередь Ижорская земля или Ижора в XII-XVIII вв была историческим названием территории, населенной ижорой [8. стр. 477].

Большая энциклопедия [3, т.10] характеризует эту землю так: "Ингерманландия, Ингрия, Ижорская земля, страна, недостаточно точно ограниченная, прилегающая к берегам Невы и побережью Финского залива до Нарвы; входила в состав Водской пятины Новгородской (в летописи упоминается с XIII века)".

            О происхождении названия Ингерманландия (Шведское Ingermanland, финское Inkerinmaa, Inkeri) до настоящего времени нет единого мнения.

            Aale Tynni [21], отмечает, что еще в исследовании 1768 года русский историк Татищев В.Н. считал основой  указанного названия   имя Игоря, сына Рюрика,  матери которого были отданы эти земли в виде подарка. В русских хрониках тех времен указывается, что вдова Игоря Ольга (скандинавская княгиня Helga) собирала налог с этих земель.

            Имя Игорь по скандинавски пишется Ingor (Inger, Ingvar). Корнем слова в этом имени является древнескандинавское имя Ingi, означающее "король". Это слово является также основой для таких имен, как Inger, Ingvarr, Ingegerd.

            Aale Tynni пишет, что финский исследователь А.И. Шёгрен (Anti Juhana Sjögren, 1794-1855), cчитал, что Ингерманландия получила свое название от имени Ингигерды, дочери шведского короля Олави [20], который правил в начале XI века. В это время (1018 г.) король Швеции по просьбе русского князя Ярослава, прозванного впоследствии Мудрым, выдал за него замуж дочь Ингигерду. Ингигерда дала согласие на брак  при условии, что в качестве свадебного подарка она получит крепость "Ладога" (теперь "Старая Ладога") с прилегающей территорией. Свадьба состоялась, и подаренная земля стала землей Ингегерды, Ингерманландией.

            Дети Ярослава и Ингегерды благодаря брачным отношениям помогли укрепить связи России со многими европейскими государствами. Дочь Елизавета вышла замуж за норвежского короля Гарольда Смелого, дочь Анна - за французского короля Генриха Первого. Венгерский Андреас Первый женился на Анастасии, а сыновья Ярослава взяли себе в жены немецких и польских принцесс.

            Aale Tynni, вопреки мнению Шёгрен, считает (Ingegerd ei kuitenkin ole Inkerinmaan nimen antaja, vastoin A.J.Sjögemin ja monen muu luloa), что Ингерманландия получила название не от имени Ингегерды, а от реки Ижоры, притока Невы, ( по фински Inkerinjoki, Inkereenjoki) еще задолго до времени Ингегерды. Она отмечает, что река Ижора - очень древняя река, которая старше Невы. Ранее, еще до образования Невы, Ижора впадала непосредственно в Ладожское озеро. В 1000-1100 годы эти места заселили  переселенци из района Ладоги, в старых русских хрониках именовавшиеся "ижора" (по фински - inkoroiset, ingrikot).

            Приведу полностью, что об этом говорила Р.А. Агеева [2]: "Латинские источники XIII в., помимо земли Watlandia на южном берегу Финского залива, знают землю - Ingria - древнерусское название Ижорской земли; основное финское племя, проживавшее в ней - ижора, современное название также ижорцы, финское igrikot. Как племя, так и вся  территория Ижорской земли получили свое наименование от названия реки Ижоры, притока Невы... Само название реки Ижоры возводили к финскому ( Inkeri  первоначально "Извилистая река") и германскому источникам. М. Фасмер считает наиболее аргументированной точку зрения академика А.И. Шёгрена о том, что название реки восходит к имени супруги Ярослава Мудрого Ингигерды; в финском языке имена Inka (Inga) или Inkeri (Ingeri) соответствуют скандинавскому женскому имени Ингрид".

            Из всего этого следует, что Aale Tynni и М. Фасмер делают противоположный вывод из трудов Шёгрена (если Р.А. Агеева верно цитирует М.Фасмера). Eino Karhu [12] отмечает, что В.Н. Татищев и А. И. Шёгрен установили происхождение названия Ингерманландия от имени Ингегерды.

            Suho Millo cчитает, что ижорская земля стала в хрониках называться Ингерманландией только со времени Ярослава Мудрого, женившегося в 1020 году на дочери шведского короля Олави Ингигерде. Ингигерда владела этой землей 30 лет, вплоть до ее смерти. Предположительно уже с этого времени сперва шведы, а затем местное население стали именовать ижорскую землю именем Ингигерды, или сокращенно Ингер (Inger); по ижорски и фински - Inkeri. Шведское имя  Inger используется в хрониках Эрика (Erik), в которых отмечаются события 1229-1319 годов. В них эта территория именуется "Inger оch Watland" (по фински Inkeri ja Vatjanmaa). Suho Mullo отмечает, что советская исследовательница Рюджевская (Rydzevskaja) в своем труде "Древняя Россия и Скандинавия в 800-1300 годы" говорит, что Inger это то же самое, что и Izora. Но Sulho Mullo с этим не согласен, так как Izora -isuri, isurit - это самоназвание племени, а Inger - это сокращенная версия имени Ingegеrd и означает Inkeriä.

            Он также отмечает, что в 1585 году, в хронике Viena (Dvina) упоминается Inkerinmaa, а после Столбовского мира 1617 года это название закрепилось. Когда был основан Петербург, эта территория стала называться Ингерманландской губернией, позднее переименованной в Петербургскую губернию.

            Helena Metinen [16] придерживается мнения, что название Inkeri произошло от названия притока Невы, реки Inkere  (Ижора), а В. Кокко [5] считает, что это самоназвание ижор - инкере.

            Но не логичнее ли признать, что название реки Ижоры могло произойти от самоназвания ижор, в древние времена  поселившихся в этих местах, а не наоборот. Вряд ли можно найти литературные источники, проливающие  свет на этот вопрос. Этот спор во многом напоминает рассуждения о том, что было сначала - курица или яйцо.

            Рассмотрим кратко, что же происходило на территории Ингерманландии на протяжении многих веков. Этим вопросом занималось  большое количество исследователей, работы некоторых из них представлены в приложенном списке [1-21].

            Из Советского Энциклопедического словаря [7. стр. 477] можно узнать, что Ижорская земля (Ингерманландия) с 1228 года - владения Великого Новгорода, с 1478 г. - в составе Российского государства. В 1581-1590 и 1609-1702 гг была оккупирована Швецией. В 1702-1703 гг возвращена России, а в 1708 г. вошла в  Петербургскую губернию.

            Из Большой Энциклопедии [3. т.10 и т. 17 ] узнаем, что этот район издавна был заселен финскими племенами, на севере - корелой, на юге - ижорой. В XIII  веке вторгшиеся шведы были разбиты Александром Невским (1241 г.), но в 1293 г. шведы в стране Корелы заложили крепость Выборг, а в 1300 г. - напротив впадения в Неву реки Охты крепость Ландскрона. Последняя была разрушена сыном Александра Невского Андреем.

            В 1348 году шведская флотилия под предводительством короля Магнуса вошла в устье Невы, и король остановился на острове Березовом (Петербургская сторона Петербурга). В 1583 году шведы вновь попытались воздвигнуть крепость против впадения реки Охты в Неву, но потерпели неудачу. В смутное время этот край перешел под власть шведов и по Столбовскому договору в 1617 году Ингерманландия с ее четырьмя крепостями - Иван-городом, Ямой, Копорьем и Орешком была отдана шведам. В 1632 году они воздвигли при устье Охты крепость Ниеншанц.

            В это же время, в июне 1611 года шведы взяли Новгород, а весной 1612 года овладели упомянутыми выше четырьмя крепостями. Так как в это время  Новгород был занят шведскими войсками, в соответствии с мирным соглашением царем России был провозглашен Карле Филипп. Но он не имел широкой поддержки и уже 21.2.1613 г. царем России был избран Михаил Романов, усмиривший, в конце концов, смуту. [20. cтр.167].

            В соответствии со Столбовским миром, подписанным 27.2.1617 г. [20. стр. 181] шведы получили в свое владение Ингермандандию, но уступили России захваченные ими ранее Новгород, Порхов, ст. Русу, Ладогу, Гдов и Сумерскую волость. Кроме того, Россия обязалась заплатить шведам 20 000 рублей [3. т.18].

            Этот "вечный мир", как его именовали при подписании, был нарушен уже в 1700 году, когда Петр I заключил против Швеции тайный союз трех государств: Дании, Польши и Росси [3. т. 15]. В результате начались войны, и в 1702 году Россия овладела крепостью Орешек (Нотенбург), которую Петр I переименовал в Шлиссельбург (Ключ-город). В начале 1703 года была взята крепость Ниеншанц (ранее Ландскрона), названная Петром Шлотбургом. 16 мая 1703 года был заложен город, названный Санкт-Петербургом, в память святого Апостола Петра. [1].

            После заключения Столбовского мира  находящаяся под властью шведов Ингерманландия начала быстро заселяться финнами-лютеранами из подвластной шведам Финляндии. В начальный период переселенцы в основном были из районов Savo и Äyräpää (район вблизи Выборга). При этом русские, а также финские племена, исповедовавшие православную религию - карелы, ижора, ведь не хотели примириться со шведской властью, насаждавшей лютеранскую веру, и уходили в Россию. До сих пор в Тверской области живет большое количество карел, предки которых переселились из Ингерманландии.

            К началу Северной войны, когда Петр I начал борьбу за возврат утраченных по Столбовскому миру территорий, финны-лютеране уже составляли  не менее трех четвертей населения Ингерманландии [5], а уже к 1640 году их было не менее трети населения [15]. К середине 17-го века количество лютеранских церковных общин достигло 58 [12]. Росту народонаселения способствовала шведская королевская власть.

            Рабочих рук не хватало и шведский король Густав Адольф для заселения Ингерманландии приказал приглашать немцев. Но попытка удалась не полностью, так как часть немцев вернулась обратно на родину: жизнь на чужбине была нелегкой. Кроме того, в эти области выселялись преступники, приговоренные к этой мере наказания судом за различные нарушения. Так, за незаконную охоту в королевских лесах приговаривали либо к смерти, либо к высылке в Ингерманландию [6]. Сюда высылались даже с Аландских островов [12]. Ингерманландия стала "шведской Сибирью" [16].

            В начале 18 века, с переходом Ингерманландии под власть России, количество финского населения в ней стало быстро возрастать и к 1848 году оно уже составляло 76 тысяч, а в 1917 году было более 140 тысяч. Но уже к 1928 году число финского населения в Ленинградской области уменьшилось до 121,5 тысяч [11]. Постепенно стало уменьшаться число церковных общин. Большинство из них были закрыты в период 1934-1937 годов. Только ингерманландская община в Эстонии была закрыта в 1940 году [11], когда Эстония оказалась в составе Советского Союза.

            К середине 30-х годов, как утверждает В. Кокко [5], число национальных школ достигало 253, работали два педучилища и сельскохозяйственный техникум, где преподавание велось на финском языке, существовали финские отделения в пединституте, на рабфаке ЛГУ, в Коммунистическом университете национальных меньшинств Запада. В Ленинграде было финское издательство "Кирья", выходило до 10 периодических изданий на финском языке, велись на нем местные радиопередачи, в городе и области работали национальные клубы. В Ленинградской области был даже один район - Токсовский (Куйвозовский), где даже делопроизводство велось по-фински. В 1937-1938 годы все было закрыто - школы, церкви, периодические издания; в эти годы пали почти все представители финской национальной интеллигенции.

            Осенью 1939 года многих призвали в армию, одели в форму  "Финской  народно-освободительной армии" и послали на войну против Финляндии на стороне марионеточного правительства "Финляндской Демократической Республики". В этой армии насчитывалось 13 405 человек, из них 8 367 финна, 4 533 карела и 505 русских офицеров [19].

            Осенью 1941 года всех, кого успели призвать на фронт (кроме кадровых военных), отправили в трудармию, находившуюся в системе ГУЛАГа (Главное Управление лагерей).

            По данным Эйно Карху [12 ] большая часть ингерманландских финнов, около 65 000 человек, оказались в районах, оккупированных немцами. Вместе с ними в оккупацию попали 8 000 ижорцев и 600 представителей народности ведь (согласно финским данным). На оккупированной немцами территории немцы не делали различия между ингерманландцами и русскими. И те и другие в качестве рабочей силы отправлялись в Германию и терпели одинаковые трудности.

            Весной 1942 года среди ингерманландцев начался голод. Специально направленный для проверки финский священник Е. Туули выяснил, что в лагерях, расположенных в районе Стрельны и Красного Села люди полгода не получали хлеба и ежедневно умирали десятки из них.

            Уже весной 1942 года немцы начали вывозить ингерманландцев в концлагерь Клооге в Эстонии. "Это был типичный концлагерь, в котором ежедневно умирали узники от расстрелов, пыток, эпидемий, голода В лагере скопилось несколько сот детей-сирот финской национальности. Власти Финляндии не знали до получения информации из Клоога - в каких бесчеловечных условиях здесь содержатся узники. После завершения длительных и трудных переговоров правительство Финляндии взяло на себя заботу по перевозке ингерманландских финнов на своих пароходах из порта Палдиски. Конечно, на финских пароходах и далее на территории Финляндии ингерманландские финны сразу попадали в иные "более мягкие" условия жизни по сравнению с режимом концлагеря Клооге. Наступил новый этап в их жизни, обустройстве и работе у владельцев финских ферм (хуторов)" [4].

            Часть ингерманландцев была вывезена в Финляндию (примерно 20 000) из Германии, куда они ранее попали из Ингерманландии. По данным Е. Тууле [12] всего в Финляндию было вывезено и расселено в различных районах 63 211 человек, большинство из них (по данным P. Nevalainen) женщины - 28 400, дети - 22 400 и старики. Молодых финнов немцы не отпустили в Финляндию из-за нехватки рабочей силы в Германии.

            В Финляндии отношения между ингерманландцами и местными финнами не были простыми. Переселенцы (среди них были и родственники местных финнов) чувствовали себя как посторонние. Дома, в Ингерманландии их обзывали "чухной" и даже "белофиннами", что было оскорблением. В  Финляндии же наоборот звали "рюссо" [12].

            О том, что произошло с ингерманландскими финнами в блокадном Ленинграде, пишет  А.А. Гильди [4]: "Всего из Ленинграда и его пригородов было отправлено в конце марта по "Дороге жизни" свыше 28 тысяч ингерманландцев. До места назначения доставили по приблизительным подсчетам одну треть. Остальные люди погибли в пути следования специальных эшелонов. Арестантский режим в эшелонах резко увеличил смертность дистрофиков. Массовый характер получили заболевания людей дизентерией и тифом. Умирали целыми семьями. Бездушная пьяная охрана трупы выносила из вагонов нерегулярно, складывали их или в первом вагоне, или, если далеко было нести, - в тамбурах товарных вагонов. Затем на узловых станциях трупы передавали похоронным службам. Умирали от истощения, дизентерии и тифа, погибло очень много детей, женщин и лиц среднего возраста. Больных, нуждавшихся в экстренной медицинской помощи, в больницы и госпитали не передавали". Финны были расселены по северным районам Сибири, включая и Якутию "на вечные времена". Позднее самовольный выезд с мест поселения карался двадцатью годами каторги.

            В сентябре 1944 года в Москве между Советским Союзом и Финляндией было подписано соглашение о перемирии.  Согласно этому документу,  наряду с другими обязательствами, Финляндия должна возвратить на родину союзных военнопленных и граждан СССР.

            Для контроля за выполнением Соглашения о перемирии в Хельсинки была учреждена Союзная Контрольная комиссия, председателем которой был назначен А.А. Жданов. Представители советской стороны убеждали ингерманландцев вернуться на родину, к родным очагам. За несколько месяцев 1944-1945 годов они объехали всю территорию Финляндии, встречались с семьями, обещали помощь в обустройстве на прежнем месте жительства. С надеждой и радостью 55 тысяч ингерманландцев пересекли советско-финскую границу. Сразу же у границы поезда с переселенцами взяли под охрану солдаты и офицеры внутренних войск. Они миновали Ленинградскую область и по заранее установленным маршрутам увозили обманутых ингерманландцев в области средней России. Однако, около 8 000 избежали этой участи и сумели перебраться из Финляндии в Швецию, по-видимому, предвидя свою судьбу в СССР.

            В то время, когда финнов активно агитировали возвратиться в Советский Союз, 19 ноября 1944 года Государственный Комитет Обороны принял секретное постановление № 6973 "О переселении из Финляндии населения ингерманландского происхождения, ранее проживавшего в Ленинградской области". Через год, 19 сентября 1945 года  Совнарком СССР выпустил другое постановление, № 13 952, которое предписывало НКВД усилить контроль "за недопущением ингерманландцев для проживания в Ленинграде и Ленинградской области". В паспортах всех ингерманландцев милиция ставила штамп "статья 38". Это означало, что владелец паспорта "ограничен на выбор места жительства, работы, учебы в высшем учебном заведении и др."Одновременно следуют установки правительства переселенческим отделам расселять в Ленинградской области жителей центральных областей России.

            Органы советской власти в центре и на местах пресекали все попытки ингерманландских финнов вернуться в Ленинград и Ленинградскую область. Так, заместитель председателя Совета Министров РСФСР А. Гриценко писал: "Совет Министров СССР распоряжением № 13 925 рс от 19 сентября 1945 года и № 5211 рс от 7 мая 1947 года запретил проживание в Ленинградской области ингерманландцам, за исключением участников Великой Отечественной войны, имеющих правительственные награды, а также членов их семей". [4]

            Отто Кумениус, известный в своих кругах финский контрразведчик, пишет, что послевоенное финское правительство, в которое входило много коммунистов, приложило все силы, чтобы вернуть ингерманландцев в Советский Союз. Всем полицейским управлениям страны было дано распоряжение передавать  российских финнов советским властям. При этом не все полицейские выполняли приказ; некоторые из них заранее "по секрету" сообщали о предстоящей депортации, что давало возможность финнам скрыться и затем уйти в Швецию. Однако, в случае установления факта помощи ингерманландцам, виновные подлежали  судебной ответственности. Выселение ингерманландцев продолжалось несколько лет, вплоть до 1952 года. По словам Эйно Хански ( Eino Hanski) "Финляндия купила себе свободу в 1944 году, заплатив ингерманландцами". (Otto Kumenius. Vastavakooja. GUMMERUS 1989). В результате, ингерманландские финны стали "народом без земли" [15, 16].

            В заключение отметим, что по данным С. Решульского, председателя Комитета Российского парламента по реабилитации, сообщенным им в Финляндии в 1993 году, общее количество сосланных российских финнов составило примерно 150 000. Согласно переписи 1989 года в Советском Союзе жило всего 67 000 финнов [18].

            Только в 1954-1955 годы финны получили право возвращаться в родные места, но мало что сохранилось, а что сохранилось, было занято. По переписи 1979 года в Ленинграде и области было 23 000 финнов.

В настоящее время (начало 1998 года) в Ингерманландии действуют несколько евангелическо-лютеранских церквей (приходов), создана организация "Инкерин Литто", которая в 1994 году объединяла 8500 из 17 000 финнов, проживавших в С.-Петербурге и области [9]. В апреле 1990 года в телевизионном интервью президент Финляндии Мауно Койвисто объявил о возможности возвращения ингермандандских финнов в Финляндию. К концу 1994 года в Финляндию приехали уже 11.000 человек (Helsinki Sanomat, 28.01.95). Количество переезжающих растет с каждым годом. Ингерманландские финны - дважды отвергнутый народ. Россия отвергла их, как финнов, а Финляндия отвергает их, как русских.

В свете изложенного, трудно представить себе возможность возрождения ингерманландского народа в нынешнее время в России.

При написании данного очерка использовалась следующая литература:

1. Авсеенко, В.Н. "История города С.-Петербурга в лицах и картинах. 1703. Исторический очерк" "Сотис" 1993.

2. Агеева, Р.А."Страны и народы: происхождение названий" "Наука", 1990.

3. Большая энциклопедия. "Просвещение", С.Петербург, 1901-1905.

4.  Гильди, А.А. "Расстрелы, ссылки, мученья" С.-Петербург, 1996.

5. Кокко, В. "Боль, живущая в моем сердце", " Ленинградская правда" от 10.01.1990.

6. Ошмянская, М. "Приход Тюре открыт для всех", "Голос Финляндии" (Suomen ääni) № 2, 1994.

7. Сакса, А. "Финны в Ленинградской области", "Невская заря" от 30.08.1989.

8. Советский энциклопедический словарь, изд. 3-е, М. Советская энциклопедия, 1984.

9. Ховрина, А. "Ингерманландцы: вчера, сегодня, завтра". "Голос Финляндии" ("Suomen ääni") № 2, 1994.

 10.  Яковлева, Л.А."У нас есть свои изгои", "Литератор" от 09.10.1990.

11. "Inkeri. Historia, kansa, kulttuuri". Kirjapaino Raamattutalo, Pieksämäki, 1991.

12. Karhu, Eino. "Inkerimaa ja inkerilaiset" "Neuvosto-Karjala" No. 114-128, 1991.

13. Konkka, Unelma. "Epäluotettavia kansalaisia", "Neuvosto-Kahjala" No. 14-18, 1991.

14. Krjukov, Aleksei. "Inkerimaa ja inkerilaiset", "Punalippu" No. 8, 1991.

15. "Maaton kansa", Pirkka", 12, 1993.

16.  Miettinen, Helena. "Inkerilaiset maaton kansa". Juväskylä, 1989.

17. Mullo, Juho. "Milloin ja miksi Izoranmaata alettiin nimittää Inkeriksi?" "Punalippu" No. 8, 1997.

18. Mäenpää, Merja. Korkein neuvosto palautti venäjän suomalaiset historialliset oikeudet", "Helsingin sanomat" 13.07. 1993.

19. Seppälä, Helge. "Talvi sodan venäläinen ruletti" RT-paino. Pieksämäki, 1992.

20. Suomen historian pikkujättiläinen" Werner Soderström Osakeyhtiö, 1987.

21. Tynni, Aale. "Inkeri inkerini", Juva, 1990.

Comments