Экология‎ > ‎

В регионе Балтийского моря

   В монографиях по защите Балтийского моря строятся безупречные модели и обсуждаются все причины гибели морских организмов, кроме одной. Той, которая даже статистически наталкивает нас на 100%-ную связь их гибели с методами хозяйствования на Балтике.


Именно эта связь первой напрашивается на обсуждение при знакомстве со статистикой гибели и мутации морских организмов, и именно она, а не безупречные математические модели обсуждаются на страницах Интернета. Возникает впечатление, что посетители Интернет-сайтов понимают проблему сохранения Балтийской акватории лучше специалистов. Но может ли такое быть?


    Балтийское море представляет собой глубоко вдающуюся в материк акваторию, относящуюся к бассейну Атлантического океана и связанную с Мировым океаном узкими проливами, являясь, таким образом, внутриконтинентальной шельфовой акваторией. Один из заливов Балтийской акватории — Финский я часто посещаю как турист, как рыбак и как человек, рожденный в Ленинграде (С-Петербург сегодня); на прибрежной полосе вдоль побережья от Усть-Нарвы до Выборга я также частый гость, и как отдыхающий.


    Я люблю Финский залив как часть Балтики, а значит и люблю всю ее, как акваторию финского залива. На основании собственных наблюдений могу заметить, что сегодня Балтика имеет ряд экологических проблем, которые год от года обостряются. Все экологические проблемы Балтийского моря определяются его загрязнением из-за разнообразных источников через реки, трубопроводы, захоронения, от эксплуатации судов и, наконец, из воздуха. После Первой мировой войны (активные боевые действия на море 1915—1917 гг) Балтика приняла в себя тонны покореженных кораблей, мин, противолодочных сетей и самолетов.


    Но тогда еще не применяли в широких масштабах химическое оружие в акваториях. После Второй мировой войны в Балтийское море было сброшено около 3 млн.т. химического оружия, в котором содержалось 14 типов крайне ядовитых веществ. Систематические исследования мест захоронения отравляющих веществ на дне Балтийского моря активно ведутся только с начала 90-х годов XX века; мне же представляется, что начало этих работ запоздало минимум на полвека… Вторая по значимости проблема Балтийского моря — накопление тяжелых металлов — ртути, свинца, меди, цинка, кадмия, кобальта, никеля — прямо вытекает из первой: когда в глаз (весьма тонкую и сбалансированную природу) попадает инородное тело, это провоцирует заболевание — скажет любой окулист.


     Балтийское море, по сути, это наш общий и некогда чистый от природы глаз, но мы — граждане десяти стран-участниц Хельсинского соглашения, с разной активностью (и, на мой взгляд, Россия — с наименьшей) бережем его от инородных тел. Балтийское море загрязняется непродуманной активностью проживающих на его берегах людей; продукты жизнедеятельности, развитие туризма и сельского, лесного хозяйства в регионе Балтики способствуют этому.


     Ни сельское хозяйство, ни туризм запретить нельзя, как невозможно запретить, скажем, луну, или само Балтийское море, но совершенно очевидно, что можно изменить культуру общения с природой. Если в Хельсинки (практика автора 2003 г) на улице бабушка в полиэтиленовых перчатках убирает за своей «псинкой» продукты жизнедеятельности последней, и переносит их с тротуара в ближайшую урну (местный муниципалитет предусмотрительно их установил через каждые 50 м везде (!)), то в российском Петербурге (3 часа езды от Хельсинки) редко кто убирает за животными, да и урны встретишь не часто. Я уже не говорю о местах еще более отдаленных от бывшей столицы Российской империи. Очевидно, чисто не там где убирают, а там, где не сорят; и это утверждение вполне относится и к Балтийскому морю, жизнь которого напрямую зависит от культуры ВСЕХ соседей.


     Экологические проблемы Балтийского моря связаны с производством и потреблением энергии, промышленностью, рыболовством, транспортом, обработкой сточных вод, проблемами регионального и городского планирования, но самая главная — в старой привычке к безответственности, нежелании задумываться о будущем, о наших детях, которым в наследство мы оставляет потревоженную природу.


 

     Вот что, с позволения сказать, «плавает» у побережья Финского залива на о. Котлин. На мой взгляд, за подобные действия (попустительство) нужно штрафовать, не взирая на чины. Если бы Балтийское море было мое, и кто-нибудь запустил бы в него свою грязную лапу (бочку), я бы цивилизованными методами добился бы наказания нерадивого соседа; на это есть суды, а ответственность — дисциплинирует для общей пользы.


     Введенная в эксплуатацию «дамба» защиты С-Петербурга от наводнений, в испытаниях макета которой принимал участие мой отец, инженер ВНИИГ Кашкаров П. Н, под руководством Ю. К. Севенарда, защитила город (сегодня можно проехать по полотну дамбы на автомобиле от Петербурга до г. Кронштадт (о. Котлин), но и спровоцировала безконтрольную эвтрофикацию (продуктивное распространение растительности). Почти по всему побережью о. Котлин (также как и у кронштадских фортов), любой может заметить невооруженным глазом омельчание акватории и «цветение» воды.


      Когда я увидел картину впервые, подумал, что это болото; да болото в составе Балтийского моря. Оживленное морское движение и связанные с этим риски, нефтяные проишествия, а также свалки из опасных веществ, яды которых могут нанести (и наносят же) непоправимый вред живым обитателям акватории — вот еще один аспект проблемы загрязнения Балтики. Политические проблемы и противоречия в регионе Балтийского моря сегодня, в первой декаде XXI века практически нивелированы; на мой взгляд, сейчас наилучшее время к действию; есть понимание всеми участниками Хельсинского соглашения важности охраны акватории Балтики.


     Территория бассейна Балтийского моря объединяет страны, значительно различающиеся по своему экономическому положению и культурным традициям. Очевидно не у всех соседей равные возможности. Я бы предложил разработать и принять комплексную программу по сохранению Балтийского моря и жесткие требования к транспорту, оборудованию на прибрежных территориях (портах). Ключ к решению любой проблемы в информативности, открытости и системности построения работы.


     Так, проведение по дну Балтийского моря нефтяного «рукава» безусловно выгодно не только России, как поставщику данного сырья в Европу, но и всем участникам-соседям, поскольку в таком случае будут минимизированы риски аварий при перевозках нефти танкерами. Однако, условия, на которых может быть введен в эксплуатацию нефтяной трубопровод на Балтике, должны быть многократно выверены, а требования к трубопроводу и его монтажу проверены «под лупой» странами участницами Хельсинского соглашения. Ибо в случае аварии на самом трубопроводе, страшно представить себе масштабы катастрофы…

 

У нас в России часто делают популистские «движения» в угоду той или иной конъектуре (это то, с чего я начал), принимая во внимание сиюминутную выгоду, а на самом деле предполагая «в уме» известное высказывания французского короля Людовика XV «после нас — хоть потоп». Не хотелось бы, что бы повторилась ситуация с Приозерским водным бассейном на Вуоксе, актуальная и поныне, но к сожалению, боюсь, необратимая; когда из-за односторонних непрофессиональных действий обмелели огромные территории на Карельском перешейке с потерей как водных ресурсов, так и полезных живых организмов из-за уменьшения скорости течения, а в иных местах и полной заболоченности акватории.

 

Я живу в России и не противник политики своего правительства, однако, весь предыдущий исторический опыт показывает, что любое одностороннее решение оборачивается вредом для всех заинтересованных сторон. И сегодня ситуация не изменилась! Предотвратить опасные последствия нарушений на Балтике поможет общий контроль остальных девяти членов Хельсинского соглашения.
 
Автор рис. (фото) А. Кашкаров. При перепечатке материалов - ссылка обязательна. Опубликовано на конкурсе журнала Stop in Finland и Консульства Финляндии в Санкт-Петербурге 12.04.2011 за подписью автра
Comments