Несколько мыслей о разных бытовых условиях

В России стали лучше понимать особенности жизни в других странах, после падения так называемого железного занавеса и «открытием» границ; бытует мнение, что в Европе деньги заработать невозможно, их там нужно тратить. В то время как в России – много возможностей именно быстрого заработка, в отдельный социальных стратах нередко переходящего в откровенное обогащение за счет других.

Но… у нас человека «умеющего жить» воспринимают со смешанным чувством зависти, ненависти и уважения, корректно называя «хозяином» или успешным предпринимателем. В "европах" такого человека называют не иначе как мафиози, реальным или потенциальным уклонистом от налогов.

С другой стороны финны очень практичны, не любят пустого антуража. Им главное – ехать, некоторым нашим – в первую очередь «шашечки подавай». Нашим – нужно продемонстрировать наносной шик.

Не давая оценок этим неоднозначным явлениям, руководствуясь здравым смыслом и пониманием того, что любая оценка зависит от установки, мне было интересно посмотреть на загородный быт отдельно взятых граждан Финляндии и России – отобранных мною по принципу относительно равных возможностей - с примерно одинаковом уровнем ежемесячного дохода. И оказалось, что в реальности, в массовой доле населения все с точностью до наоборот. Финны реально живут лучше. Но наши, те, кто имеет возможность часто выезжать в добрососедскую Финляндию, не придают этому значения; они думают, что живут лучше. Не видя откровенной бедности большинства дотационных регионов страны.

Не станем также забывать, что опять же в массовой доле населения (насколько сие позволительно обобщать) любой финн с невысоким доходом, даже проживающий социальное пособие, может без особого труда приехать в Россию. Что нельзя сказать о любом сельском жителе России, в контексте его возможного туристического вояжа в Финляндию. На основании изложенного полагаю, что сравнивать подобными мерками нужно именно такие пласты (социальные страты) населения, а не новых русских буржуа или так называемый средний класс, номинальные представители которого за последнюю декаду лет действительно расширили свои возможности в том числе и благодаря официальному повысившемуся доходу. Но… Опять же новое «но» в том, что в России относительно хорошо живут только в мегаплисах (и то далеко не все слои населения); если коснуться провинции, то незамыленному наносной логикой взгляду предстанет откровенная бедность деревенской житухи уже через 60 км в любую сторону от Санкт-Петербурга, и через 100-150 км- от Москвы. О других городах и говорить не приходится.

Недавно один мой знакомый, известный предприниматель, который уже давно не работает в общепринятом (ежедневно – «от и до») смысле и получает доход от различных рент и акций, умело вкладывая деньги в развитие, посетил в деловым визитом г. Пикалево, что расположен почти в 300 км от Санкт-Петербурга. Он приехал раздосадованный с одним четко сфокусированным чувством, выражающимся во мнении «Здесь просто Н.И.Ч.Е.Г.О. не происходит». Люди нередко живут не приходя в сознание; чистая правда русской провинции. В этом смысле мы далеко отстаем от финнов, у которых налажен быт не только в Хельсинки, но и к примеру в малоизвестным широкому кругу россиян местечке Outokumpu.

Возможно лучшим подтверждениям моих слов окажутся иллюстрации.
Современный быт загородного финского дома оригинален: минимализм и безупречная чистота.
В доме есть все для безупречного отдыха. И конечно же, сауна, в которой семья парится ежедневно.
 

Съемки сделаны в Киурувеси, 2009.
Современный быт «средней» российской избы по 2009 году (Вологодская область) много проигрывает относительно финской темы.
Наша действительность напоминает скорее нетронутую «тлетворным влиянием прогресса» природу – избу лесничего где-нибудь в лесной чаще: дешево и сердито.
Не потому ли у относительного большиства русских и сегодня превалирует страшное чувство, граничащее с отсутствием инстинкта самосохранения: им просто НЕЧЕГО ТЕРЯТЬ. Учитывая то, в каких условиях люди в России жили веками, нечего удивляться пресловутой русской смелости. Миллионы жертв не вызывают у нас никакой особой реакции. С такой позицией очень легко быть управляемыми. А другой (выбора) у нас никогда не было. С такой позицией очень легко привыкать смотреть в рот очередному царю.

Comments