Приморск. Койвисто. Провинциальный город

Опытное независимое исследование

Выпадало ли на вашу долю быть там, где почти никто добровольно не бывает, видеть чудеса и наполняться знаниями и впечатлениями, о которых не мечталось? В Ленинградской области полно мест, где путешественнику открывается книга, которую едва ли читали даже те, кто считает себя старожилами. И хорошо, и плохо. Социальное зеркало мало кому угодно, а с другой стороны путешественник и путешествия не попали под ферулу риторики, и автор свободен в наблюдениях. Наблюдения перед вами. «Что делаешь ты там так долго» - спрашивают в Петербурге. Им трудно представить себе все местные прелести, когда три часа езды между Петербургом и Приморском наводит скуку. Да, несколько часов пробыть в этом городке, пожалуй, скучно, а несколько недель отнюдь, ничего, потому что несколько недель уже есть капитал, который можно употребить в дело, тогда как из нескольких часов ничего не сделаешь. С такими примерно мыслями приехав в Приморск, дешево снял комнату в бывшем общежитии, теперь переделанную под отдельную квартиру, но без мебели и только с кроватью и газовой плитой на кухне, с окнами на местную администрацию. Как оказалось, несоответствие ожиданиям и реальным интерьерам - это такой хитрый маркетинговый ход арендодателей, размещающих объявления на соответствующих сайтах. На плите - замызганный донельзя чайник, в столе не помытые ложки. От раковины идет неясный запах, то ли где-то внутри или за ней сдохла мышь, то ли рядом гниют рыбьи очистки, но установить это визуально никак невозможно. Интернет в этом холостяцком флэте провели за день до моего приезда и по моему настоянию (то было условием заезда), хозяин сэкономил на роутере – поэтому о Wifi оставалось только размечтаться, и я не мог использовать планшет. В общем в бытовых условиях относительная аскеза с запахом. Вообще арендная плата и стоимость недвижимости растет по приближении к Выборгу, как к районному центру. И я даже склонен предполагать, что в Приморске полно всяких наилучших предложений, соответствующих задачам приезжего – от самых прозаических вкусов до королевских запросов. Хотя ни одной гостиницы не нашел. Население пять с половиной тысяч человек – в тысячу раз меньше чем в соседней Финляндии, которой ранее принадлежал этот городок с названием Койвисто. Недалеко от центра впечатляющее по архитектуре и грандиозности каменное здание лютеранской церкви на 1500 мест, постройки 1904 года. В наши дни ее помещения делят краеведческий музей и Приморский дом культуры. От кладбища не осталось видимого следа, кроме одного памятника. Впрочем, возможно снег скрыл эти следы… А прихожане-лютеране используют по назначению расположенную в 300 метрах деревянную церковь Святой Марии Магдалины. Есть в городе и два другие действующих храма. Евангелическо-лютеранской Церкви Ингрии до сего дня не удалось договориться с властями о возвращении здания кирхи местному приходу. Но многие рады уже тем, что в бывшей церкви не размещены авторемонтные мастерские или склады. Не стану выделять общие для провинциальных городков, а их повидал немало, впечатления о скукоте, о градообразующих предприятиях, здесь в городе на берегу моря, оправдывающем как нельзя кстати свое название, не захотелось найти что-то особенное, до сего дня никем не примеченное. Этакую жемчужину оригинального, хотя и простого знания, невидимую обывателям, ко всему, видать, привыкшим.

Да, и мною руководил азарт первооткрывателя. Так в 1761 году многие ученые с мировым именем наблюдали затмение Солнца Венерой, но только Ломоносов сделал вывод, что на Венере возможна жизнь. Чичиков, перед визитами к сановникам, непременно ознакомился с афишами, прессой и объявлениями на стенах и заборах. Вот и я на поиски вышел в город, а заодно и за продуктами. До центра, где автобусные остановки, салон сотовой связи, магазины и небольшой рынок через весь городок идти 15 минут. По пути МФЦ, детская и взрослая библиотеки, с афишами и мероприятиями, установленными на стендах высотой в два человеческих роста и предваряемых сугробами, мешающими подходу и прочтению людям без подзорных труб. Но я перешагнул в сугробы, установив ноги в них, такова жажда знаний, ибо она посильна: «не корабельные же гвозди забивать». Превалируют объявления о съеме и продаже разнокомнатных квартир, но цена, как нередко бывает в провинции, не указана. Боятся продешевить; это торговый стиль, довольно известный. Также повидал объявления о различных курсах (английский для детей и взрослых: «30 занятий и вы говорите» - также без указания цены) и предложениях услуг типа покупки волос. Поскольку полицейских не было нигде, с пристрастием я расспросил о местных достопримечательностях таксистов, и затем отправился взглянуть на залив. Газеты местные в ларьке не продаются, зато, среди прочих предложений федеральных СМИ, есть районная газета «Выборг».

К слову, вопрос с работой стоит в Приморске довольно остро, однако не критичнее, чем в других подобных по площади и расположению городках ленинградской области. Словоохотливые таксисты – местные жители, работающие на себя. Напротив окна моего «помещения» магазин «Пятерочка», он озарен красками и сверкаем, особенно вечером и ночью, создает – один – великую иллюминацию. Из окон также видно здание администрации – с флагом. Инфраструктура налицо: есть поликлиника, детские сады – видел два – во дворах установлены детские площадки для игр, школа, больница. Но если заходишь в подъезд впечатление портится: в припаркованную детскую коляску чья-то шкодливая рука засунула пустые пивные бутылки. От снега улицы чистят радикально – едет трактор и все сгребает. Встречные люди при этом считаются помехой движению, поэтому забираются по сторонам дороги непосредственно в снег. Это еще одно наблюдение, довольно спорное с точки зрения гражданской позиции. Главное – трактор. Последующая иллюстрация к тому также подтверждает сие мнение. Однажды приехал сюда на дизеле, и не торопясь шел к арендуемому помещению, напротив школьного стадиона вижу конфликт водителя мусорной машины и пятерых на легковушках. Они припарковали машины у ограждения школьного стадиона, вполне по правилам, ибо запрещающих знаков в городке вообще нет, и этим создали помеху грузовику. «Грузовик» с позиции монополиста утверждал: «это наша дорога, мы всегда здесь ездим», и далее открыл во мне новое знание об осценной лексике, признаюсь, порядком подзабытое в петербургском общении. Люди на легковушках утверждали, что не нарушают никаких правил, в том числе правил парковки и стоянки транспортных средств. Кое-как они разошлись. Но мне понравилось, что лидер группы частных лиц предъявил грузовику такой перспективный аргумент: «кто для кого работает?». И это сохранило во мне надежду, что и здесь не все запущено относительно высокой гражданской позиции и есть понимание свободы как осознанной необходимости.

Местные сетевые ритейлеры «Магнит», Fix-Price и «Пятерочка» (и др.), выжившие всю иную торговлю, могут добавить этой истории колорита: мне удалось подслушать одни и те же тематические откровения, обсуждаемые, не сговариваясь разными действующими лицами. Наиболее часто встречающееся в разговоре слово – «работа». Где работаешь, сколько получаешь, и обсуждение тех, кто и почему не работает, в частности соседских мужей и просто знакомых любого гендера. Причастность к работе как таковой, а лучше к двум или трем, тут показатель особого статуса, почти «белая кость». Кроме того, спонтанный променад показал следующие результаты и впечатления. В магазинах обычный ассортимент. Можно купить жестяные банки «Боржоми» емкостью 0,33 л еще в старом формате бело-серебристого цвета, каких в мегаполисе нет еще с конца лета, также удалось – не знаю удачно ли, нет ли – приобрести конский шампунь с надписью «профессиональный» по цене 280 рублей, вместо 520. Что в мегаполисе также не купишь. Народ своеобразный, соответствующий местному неторопливому укладу жизни: в небольшую даже очередь в магазинной кассе пробирается, отталкивая локтем, вперед меня, дама средних лет, попутно озвучивая домашнюю заготовку: пропустите, мне только хлеб, а у вас полная корзина. Это не вызывает моей радости, и я посылаю ее дальше, чтобы шла не передо мною, а перед первым стоящим в очереди, она послушно следует совету. Другая дама спустя пару минут пробирается также вперед всех по основанию знакомства или родства с кассиршей. Я приехал сюда не спорить, а более всего наблюдать, потому мило улыбаюсь, и жду своей очереди. Подойдет и она: не в пустыне же. Поэтому, на мой взгляд, первая причина приехать в Приморск – это неизбывный интерес к путешествиям, и он у романтических натур имеет место. Раза три в год Финский залив и покрывающее его серое небо нарядятся в голубой цвет и млеют, любуясь друг другом, и Приморск не исключение - ликует в красоте островов на фоне моря. Ради этой красоты и стоит ехать. Несмотря на относительную материальную бедность городского краеведческого музея, куда – проверил – не стоит очередь присовокупиться культуры и истории, традиции города сохранились в старожилах, в людях. И если найти с ними верный стиль общения, то несомненно, многое уходящее еще можно сохранить, задокументировать. Но работа эта, как я пониманию по опыту интереса к ней, местными деятелями от культуры здесь не ведется или умело скрывается. Почему до сих пор на памятнике в Парке Победы не исправят сведения о номере бронекатера, с которого поднято 76,2-мм зенитное орудие Лендера образца 1914/15 гг. – непонятно, что дает пищу различных и подчас ненужных дискуссий в сети о непрофессионализме местных историков. Разумеется, и этому городку нужно внимание областных властей, тогда подобные Приморску городки расцветают и становится всем видно, что культура она внутри, а не вовне; если допускать, что в стране есть деньги на такое внимание к людям, проживающим даже в Приморске. А без этого, когда понимаешь, что люди заняты заботой о том – чем буквально накормить семьи, разговоры о культуре личности бессмысленны, бытие определяет…
Людей на улицах немного, и это наблюдение тем более интересно, что сделано в 17 часов в пятницу, когда самое время появляться на улице. Весь народ по словам «хозяина квартиры» работает в Выборге, куда следуют из «центра» автобусы через каждый 40-60 минут, я проверил – это правда, расписание висит на остановке в центре Приморска и не соответствует тому, что указано на разных сайтах в интернете. До Выборга отсюда на автобусе ехать 1 час 17 минут, до Зеленогорска на дизеле, состоящем из двух вагонов (два раза в день) 1 час 40 минут. Действительно автобусы следуют. Но не всегда или, скажем корректно, не всегда так как анонсированы для людей. Это наводит на грустные размышления, поскольку сфера обслуживания работает для граждан, а не наоборот. Этому я случился свидетелем дважды за месяц, то есть явление уместно назвать систематическим. Впервые дело было 27 января, когда, намереваясь ненадолго выехать на родину, я встал в 4 утра и вышел к остановке автобуса №130, отправляющегося в Выборг к 4.45. Никого на остановке не было, спросить некого; это был мой первый опыт, поэтому то, что произошло дальше, кому-то покажется и смешным, и банальным. Я ждал до 5.15, и поняв, что расписание для местных только номинальный акт, «навострил лыжи» через весь городок к одноименной станции, дабы успеть на дизель отправлением тогда в 6.00. Отойдя от остановки на 150 метров, углубившись в дворы, услышал шум приближающегося автобуса, а затем в растворе корпусов домов и увидал его. Время было 5.24. Стремительно совершив марш-бросок на автобус я не успел – он просто не остановился на остановке, потому, вероятно, что там его никто не ждал. Но автобус все-таки был, хоть и опоздавший. А 24 февраля, наутро после известного праздника, первого «пятичасового» рейса автобуса №130 маршрут которого обслуживают «Северо-западные линии» тут вообще не было. Со мной еще два человека ждали автобус с 4.50 до 5.57, когда приехал к остановке уже шестичасовой рейс по расписанию. В моем понимании это феерично. И даже смешно, если бы не было так грустно. Вернемся к 27 января. На станции к моему приходу – к 6 часам было уже с десяток человек при температуре в то утро до -18 градусов. Ждали мы этого дизеля из Выборга до 6.25, после чего, уговаривая себя, что это дурной сон, замерший после двух транспортных ожиданий, я ушел пешим ходом в свою арендуемую нору и проспал там до обеда в тишине и спокойствии.

Да, тишина, это одна из причин приехать в Приморск. Здесь хорошо работается даже в общежитии, если работой считать написание второй главы диссертации. За этим сюда, безусловно, следует приезжать, приняв во внимание, впрочем, описываемые опытные наблюдения о жизни провинциального городка. На мой взгляд, условия и особенности городка подойдут тем, кому надо сосредоточиться и поработать в тишине. Желательно приезжать на своей машине, чтобы избежать проблем с необязательностью выполнения транспортниками своего контракта перед администрацией области. И все же, сказав критику, по законам педагогики надо похвалить транспортников: неоднократно был свидетелем работы автобусов Ермилово-Выборг (через Приморск) по расписанию. Наблюдения и тут могли бы лечь в основу полноценного рассказа. Культура общения и культура уважения – что это за понятия для местного истеблишмента? Дама присаживается в автобус и продолжает игру на мобильном телефоне без наушников, то есть с полным звуковым сопровождением. Это в пять часов утра. Я намеренно ей не мешал. Выключила она его уже в Выборге. Трезвый и прилично одетый мужчина настолько любит никотиновую «соску», что порывистым движением выбрасывает непогашенную сигарету на улицу уже из автобуса, чтобы «сэкономить» хотя бы еще на одной затяжке. С одной стороны – его право и его здоровье. С другой стороны, нарушение закона о воздействии табачного дыма в части мест для курения, и фактические неприятные последствия для других пассажиров автобуса, как-то запах курильщика в салоне, не выветриваемый еще с полчаса. Пожалуй, я не удивился бы теперь, если и водитель автобуса закурил бы вместе с ним на своем месте между рулевой колонкой и сидением. И тот и другой пример для местных скорее всего норма, однако, оба они характеризуют культуру или ее отсутствие. Я полагаю, мне на это сказали бы просто: не умничай, мы так привыкли. Однако, уважаемые жители г. Приморск и прилегающих территорий, не хотели бы вы совершенствоваться в этом деле, что полезно было бы прежде всего вам самим? Ибо я – только наблюдатель, а местные жители – вот та витрина, по которой судят и о людях, и о городе. Люди – везде замечательные. Критиковать следует не их, а поступки. Cледующее наблюдение показало, что в Приморске живут в основном работники ведомственной охраны железнодорожного транспорта и сотрудники ФСИН; на утренних рейсах именно они заполняют салон. Им это удобно – с графиком сутки через трое. Знаю лично руководителя отряда ВО ЖДТ, база которого находится в Петербурге, и соглашусь с тем, что штаты подобных организаций не только в Ленинградской области заполняются жителями районных центров, и сведения о вакансиях передаются из уст в уста. Но это ненаказуемо. Дорога с учетом автобуса до Выборга и далее «Ласточки» на Санкт-Петербург занимает почти три часа, и облегчает кошелек гражданина примерно на 400 рублей в одну сторону. Даже при условии оплаты дороги по месту работу, сумма и затраты времени в одну сторону немалые. Впрочем, федеральные льготы дают возможность бесплатного проезда по всему маршруту – тем, у кого они имеются.

В этом случае третья причина для частого путешествия из областного рода или мегаполиса в Приморск – бесплатно, как на работу – вполне себе подходит.

Всего в Приморске примерно 5.5 тыс. жителей. И свои машины жители паркуют прямо во дворах; автомобилей относительно немало. Когда едут по улице, из машин слышна громкая музыка, это «напоказ». Я не знаю – как к этому относиться – просто еще одно культурное наблюдение. Четвертая причина посетить сей провинциальный городок связана с сезонностью. Сейчас зима, и многим показалось бы у нас тут скучно. Но летом городок расцветает. Как сказано у Гоголя: «город наш украсился, благодаря попечению гражданского правителя, садом, состоящим из тенистых, широковетвистых дерев, дающих прохладу в знойный день» , и что при этом «было очень умилительно глядеть, как сердца граждан трепетали в избытке благодарности и струили потоки слез в знак признательности к господину градоначальнику». Все это вполне реально, если вы посетили хоть раз выход к морю за лютеранской кирхой постройки 1904 года. Место живописнейшее и я охотно верю, что многие разделят такое мнение летом, ведь сюда приезжают на длительный отдых не только из Выборга, но и Санкт-Петербурга. Приезжему, чтобы не заколдобиться от новых впечатлений, необходим запас свежести взгляда и большей впечатлительности: в известные лета жизнь отказывает во многих приманках, на том основании, на каком скупая отчим отказывает в деньгах падчерице. Я начинаю понимать титулованного режиссера Станислава Ростоцкого и его родных, которые жили и работали в Высоцке, недалеко от Приморска, где именем Ростоцкого названа школа. После покупки здесь недвижимости и переезда Народный артист СССР и лауреат высоких премий говорил друзьям: «Я не режиссер, я на самом деле рыбак».

На мой взгляд, Приморск сильно отличается от Высоцка, где едва ли теперь живет постоянно более тысячи человек. Количественная характеристика жителей этого, еще одного манящего уголка Выборгского района, на протяжении десятилетий связана с реформами и ротацией военных в местной воинской части. Места удивительные своей красотой и потрясающим пейзажем не испорченным тлетворным влиянием прогресса. А как работается здесь – одно удовольствие: смотри причину первую. Итак, летом здесь просто рай для отдыха и семей с детьми на взморье. Однако, хозяин моей халупы свидетельствует, будто бы к лету цены на аренду традиционно вырастут.

Пятая причина – на основе этих знаний обратить внимание на Приморск в качестве постоянного здесь проживания: городок один из компромиссных вариантов по цене на недвижимость и транспортной доступности для ограниченных средств. Запад Выборгского района в свое время правильно оценил Станислав Ростоцкий. Отсюда свойства рачительного главы семьи или практичного хозяйственника – решать жилищные вопросы в Приморске не в высокий туристический сезон, а накануне его. Но это замечание, пожалуй, касается не только Приморска, так удачно или неудачно попавшего под лупу моего участия, но и других провинциальных городков Выборгского района, с той лишь разницей, что в некоторых введен особый пограничный режим, следовательно, свободный допуск в них невозможен.

А Приморск – город в этом отношении свободный. К вопросу о том, уместно и можно ли здесь жить длительно человеку непривычному к местному колориту. Пока непонятно, но скорее – нет. С одной стороны, много противоречивых нюансов: жителей относительно мало, но даже с этим народом мне не хочется ни разговаривать, ни встречаться. Спускался вчера по лестнице на променад, на площадке второго этаже (у меня 4-й из пяти) курят два мужика в спецовках с надписью «теплоцентр». Один был чем-то занят или глух, а другой меня сканировал с головы до ног, и затем отвернулся, чтобы я того не понял. Провинция, блин. Такая же хрень была в «центре», когда я зашел в «Связной» положить деньги на номер телефона планшета. Положить деньги «через кассу» для меня отказались, ни на секунду не отвлекаясь от корпоративного общения. Думаю, здесь, как и во многих других местах хорошо умеют выделять отношение к «своим» и «чужим». Это и есть провинция. Не более чем культурные штрихи, которые надо воспринимать самокритично. Возможно у меня выдающийся взгляд, независимая походка или сам я для приморчан странен, равно как и они для меня. Пусть его. Городок мне не понравился. Но я старался быть объективным. А люди – не виноваты. Или виноваты, что все это допускают. Но не нам о том судить. Ценность этих ограниченных по форме, ибо все впечатления изложить невозможно, размышлений не в критике ради критики – для этого нет ни мотивации, ни оснований, а в наблюдениях именно человека со стороны, которому многие привычные для местных вещи врезаются в память, как оригинальные и характеризующие.

Долго не изгладятся из памяти впечатления, которые кладет на человека...новое место под названием Приморск. На этот случай раскрываются особые глаза и уши, зорче и острее обыкновенных, будто не только глазами и ушами, но легкими вбираю в себя впечатления, напитываюсь, как воздухом. Это тихое наблюдение, непорочное заглядывание в чужую жизнь дает общечеловеческий и частный урок, какого ни в музеях, ни в учебниках не отыщешь. Недаром еще у древних условием усовершенствованного воспитания считалось путешествие. У нас оно сделалось роскошью. Разве что внутренний туризм, который еще можно развить… да хотя бы на примере Приморска. По мнению Ильи Гончарова счастье уже составлено для того, «кто может и забавляться благородною забавой», и нехотя чему-нибудь да научиться.

Вообщем, Приморск это не Койвисто, и не Финляндия. Он уже далек от того, что можно считать эталоном чистоты или хотя бы разумного управления для интересов жителей

Comments