13 марта 2020 года 80 лет окончания советско-финской ("зимней") войны

13 марта 2020 года в России не празднуют «День победы над Финляндией» даже несмотря на круглую дату – 80 лет со дня прекращения боевых действий. Московский мирный договор заключен 12 марта 1940 года и действовал немногим более года – до 25 июня 1941-го. Не потому ли не празднуют, что эта «Пиррова победа» граничит с поражением? Финляндия потеряла 11% своей территории со вторым по величине городом Выборгом, а примерно 430 тыс. мирных финских граждан стали беженцами и переселены вглубь страны. Дети, оставшиеся без родителей, становились приемными даже в Дании, Швеции, Норвегии. А где же наш день победы!? Почему не восславляем подвиги Красной Армии в «победоносной» войне? Стесняемся, что ли? Много сказано, и много написано о причинах и последствиях «Зимней войны», ее хронология доступна, как и содержание выступления Сталина на «Совещании начальствующего состава при ЦК ВКП(б) по сбору опыта боевых действий против Финляндии» 14-17 апреля 1940 года. При внимательном рассмотрении архивного текста ясно, что цели войны не достигнуты, жертвы велики, и политические последствия для Советского Союза аукались еще долго. Это на первый и непритязательный взгляд. А что глубже, если дать себе труд задуматься? Захваченные территории, политые кровью людей с двух сторон, связанных присягой и выполнявших свой долг, не стали для последующих поколений полезны в экономическом и перспективном развитии. Хотя, да, важно уточнить: что и с чем сравнивать. Viipuri стал Выборгом, при этом уровень жизни теперь приграничного города, относительно высокий для российских городов, сопоставимых по масштабам административной территории и количеству жителей, гораздо ниже уровня такого же города, оставшегося в юрисдикции Финляндии, к примеру, Оулу. «Побежденная Финляндия», в целом, несмотря на тяжелые пережитые финскими гражданами кризисы в ХХ веке и ярмо репатриаций, живет намного лучше «большого соседа», оставаясь для победителей немым укором.

Для чего все это было сделано, кроме имперских амбиций, прикрытых красивыми фразами для дураков? На бытовом уровне видно, что почти каждого иностранца, будь он финн или немец, или другой европейской страны представитель, мы готовы пригласить в гости, и считаем знакомство с ним почетным. Уже потому, что он европеец. Но не каждого русского хотят видеть за столом финны в своей стране. Ненависть, или, скажем корректно, недоверие к русским в Финляндии традиционно велико и оправдано: в Суоми не столько не доверяют восточному соседу, сколько не хотят экспериментировать с «большим и непредсказуемым». Пусть он живет в своем болоте где-то там, и желательно подальше. Даже если болото с позолоченным писсуаром. А болот в России, кроме нескольких мегаполисов, очень много. Пусть деньги уважают все – по обе стороны границы. Но моральные барьеры остаются. В Финляндии нет очереди из сумасшедших, желающих стать россиянами. В обратную сторону очередь такая длинная, что нужны барьеры. Государства – как люди, их душат границы, и уже поэтому можно понять и предсказывать конфликты, но пока в России человек сам по себе ничего не значит, российские власти традиционно ставят непонятные финнам прерогативы развития государства без развития или с условно-номинальным развитием людей, производства молока без коровы; до тех пор «албанский» вопрос будет вечным. Кто кого победил? Мой отец воевал с фашистами, был трижды ранен и дожил до 88 лет. Я участвовал в чеченской войне. Я знаю – о чем говорю. Для меня мартовская дата - лишний повод сказать финляндским народам, а их несколько, что они в своих опасениях… правы, и повод сожалеть о традиционном недомыслии руководителей высшего звена России, которые, кстати, номинально работают для граждан, а не наоборот. Но правда в том, что в России это не более, чем миф. Власть отдельно, народ – отдельно. Спустя 80 лет после известных событий. И я лучше буду в этом честен, чем испугаюсь последствий на своей родине. А еще это дата не повод для манипуляций, обе страны – христоцентричные. По обе стороны границы весной вспоминают погибших, оплакивают их. Новым поколениям необходимо знать правду, «поумнеть» и научить своих детей, чтобы такого позора между странами никогда не повторялось. В этом смысл жизни и взаимоуважения.

Каковы уроки прошлого? Их несколько. Растиражированный пропагандистский миф обоснования нападения СССР на Финляндию для того, чтобы отодвинуть границу от Ленинграда понятен большинству советских граждан и даже последующих поколений, но он рушится при внимательности к историческим деталям. Красная Армия в течение первого дня войны заняла первый финский населенный пункт – поселок Териоки, где в течение трех дней было размещено «Народное правительство» во главе с финским коммунистом Отто Куусиненом. Новое финское правительство немедленно признано Советским Союзом, и на третий день войны 2 декабря 1939 года в Москве состоялись соответствующие международные переговоры. С одной стороны, правительство «Финляндской демократической республики» Отто Куусинена, с другой - советское правительство, делегацию (в т.ч. Сталин, Ворошилов, Жданов) которого возглавил В. Молотов. В результате подписан Договор о взаимопомощи и дружбе. В Лиге наций, до позорного исключения 13 декабря, СССР заявил «народную» позицию, что отныне будет вести переговоры только с новым правительством. Это не коррелирует с «благими» целями удаления границы от города Ленина. По разным источникам финская народная армия состояла в начале Зимней войны из 13 405 человек, а в феврале 1940 года – 25. тыс. человек. Но я, несколько лет изучавший архивные документы в РГВА непосредственно в Москве, и перелиставший сотни папок, не подтверждаю эти данные. Скажу то, что могу доказать документально. По состоянию на 9 декабря 1939 года сухопутные силы ФНА состояли из одного укомплектованного лыжного батальона численностью 216 человек, который наступал в полосе оперативного направления 9 Армии РККА. К ФНА были претензии советских военных, и даже выделены офицеры, которые контролировали и докладывали непосредственно Командарму-9, о всех передвижениях батальона с соответствующими неудовлетворительными комментариями. Были и другие части ФНА, к примеру, одна летная эскадрилья, состоящая из 22 этнических финнов (личный состав фигурирует в документах с финскими фамилиями, хотя вспомним возможности и военную хитрость: к примеру, многие советские военные советники и специалисты в Испании в 1936 году «носили» испанские фамилии). Поэтому я не разделяю известного взгляда на массовость ФНА. Тем не менее, финская «армия» была создана, это зафиксировано в документах, и представителям ФНА глава правительства О. Куусинен обещал реализовать право водрузить Красное знамя в Хельсинки. Поэтому, речь не идет о том, чтобы только «отодвинуть границу». Масштабные задачи были совсем другими, вплоть до смены правительственного курса и присоединения к СССР в формате еще одной «республики». Другое дело, что в пропагандистской риторике, рассчитанной на непритязательного обывателя с небольшой юридической и общей грамотностью, государству с имперской мотивацией вовсе не важно рассказывать гражданам всю правду. Гораздо лучше имперская машина двигалась и движется по логике «мы в кольце врагов», «на нас напали», «они плохие, мы – хорошие». Но исторические факты заставляют задумываться; они говорят об обратном.

Comments